С наступлением лета нас все больше и больше одолевает чемоданное настроение. Пора отпусков и «горячие» туры, чемоданы и рюкзаки… Сто лет назад симбиряне тоже путешествовали, но не с сумками, а с саквояжами, не с рюкзаками, а с кофрами. Об этом рассказывает выставка в Музее городского быта «Симбирск-Ульяновск конца XIX — начала XX века».

В пассажирский вагон в те времена людей пускали только с ручной кладью — небольшим саквояжем, дамской сумочкой. Поэтому вещи паковались в кофры, чемоданы и даже сундуки. Кофр сто лет назад был своего рода шкафом. В него можно было повесить одежду на вешалке, чтобы потом не пришлось гладить, на полки поставить шкатулки с украшениями, письмами, перчатками. Сохранились разные шкатулки: с узором в русском стиле, японские и восточные, а также суперсовременные — в стиле модерн. Одна из шкатулок, представленных на выставке, украшена яшмой. Другая, металлическая, интересна тем, что принадлежала известному симбирского педагогу Андрею Сергеевичу Кабанову (1855-1910). Кабанов преподавал в мужской классической гимназии, ремесленном училище графа Орлова-Давыдова и других учебных заведениях, был домашним учителем Володи и Мити Ульяновых, заседал в городской думе.

В купе брали несессер с самыми необходимыми в дороге вещами — мылом, расческой, духами, зубной пастой и щеткой. В лавках покупали компактные дорожные наборы с туалетной бумагой и «утиральником». В саквояж помещался самовар-эгоист на один стакан чая или кофейник «тет-а-тет» на два стакана -пить входивший тогда в моду кофе. Брать с собой домашних животных и птиц разрешалось только с особого дозволения начальника станции и согласия всех спутников.

Случалось, что в дальнюю дорогу брали и сундуки. На выставке есть даже плетеный сундук, который хранился в доме военного в память о предках. Большой дорогой сундук винно-красного цвета принадлежал симбирской дворянке Марии Раневской, которая вслед за мужем уехала в Харбин. Сундук запирался на замок, но его еще в годы гражданской войны сбили красногвардейцы. Создавая «чемоданное настроение», музейщики выставили льняной пыльник — легкое летнее пальто, защищавшее наряд дамы от пыли и грязи. Рядом с ним — та самая картонка, в которой дама сдавала в багаж свою шляпу.

Багаж, отправлявшийся за своими хозяевами в багажном вагоне, помечали ярлыками красного цвета — в Москву, темно-синего — в Санкт-Петербург, оранжевого — в Киев, зеленого — в Варшаву. Трость, принадлежавшая неизвестному симбирянину, явно побывала с ним в странах Скандинавии — об этом свидетельствуют металлические пластины с гербами и названиями городов, прикрепленные к трости путешественника. Старинные фотографии свидетельствуют о том, что симбиряне бывали в Европе. Как, например, Юргенсоны, снявшиеся на память в Ницце. А вот в Симбирск туристы из других городов и стран, как и в настоящее время, не стремились. Об этом сетовал Василий Сидоров, который в 1894 году издал книгу «Волга», надеясь обратить внимание россиян на волжские красоты. В частности, автор пишет: «…у нас, к сожалению, страсть к путешествиям очень слабо развита, и публика спешит только в модные места, как, например, в Крым в разгар сезона».

Анна ШКОЛЬНАЯ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.