Российские телеканалы почти каждый день сообщают о попытках ослепления экипажей авиалайнеров лазером, точнее некой игрушкой-фонариком китайского производства. По всей стране идет поиск злоумышленников. На Ваш взгляд, это что-то серьезное или телевидение нагнетает ситуацию с целью, возможно, отвлечь внимание людей от более насущных проблем?

Николай Милов:

— Учащающиеся сообщения о случаях лазерных нападений на воздушные суда не относятся к категории нагнетания страстей. Это еще одно, дополнительное, грозное и горькое подтверждение тому, что сейчас Россия, по сути, без руля и ветрил, брошена либералами-реформаторами на произвол судьбы. Загляните в аптеки -почти 80% отпускаемых лекарств -подделки. То же самое — на продовольственных рынках. Приплюсуйте сюда низкое качество медицинских услуг и школьного образования, а так же алчные выходки дельцов от ЖКХ и торговцев ГСМ. Куда ни кинь — всюду клин. Не случайно незадолго до своей кончины великий советский писатель Виктор Астафьев признался: «Я пришел в мир добрый, родной и любил его безмерно. Ухожу из мира чужого, злого, порочного. Мне нечего сказать вам на прощание».

Александр Сергеевич:

— Я работал на промышленном лазере, лазеры — страшная вещь. Но дело еще и в том, что он попал в руки безбашенных гаденышей. А мы таковых скоро буквально штамповать начнем…

Лариса Ивановна:

— В стране вседозволенности, бесконтрольности, невероятного экономического воровства, где высшие эшелоны власти пронизаны разрушительной коррупцией, а президент беспардонно предлагает послабление законов по экономическим преступлениям, возможным стало все. Конечно, это не простое хулиганство, скорее, дерзкое протестное дразнение органов правопорядка, совершенно не способных противостоять беспределу.

Владимир:

— Во все времена одним из способов пропаганды было раздувание второстепенной малозначительной проблемы до уровня глобальной и масштабной. В стране, где разрушена промышленность, сельское хозяйство, на сегодня главным становится стать «звездой», прыгать по сцене, уметь кривляться и петь песенки. Если так пойдет и дальше, то прыгать нам придется, зарабатывая на хлеб, перед иностранными интервентами.

Эльза Сабитовна:

— Конечно, можно гоняться и за лазерным лучом, и за солнечным зайчиком, так сказать, в свободное от работы время. Но лучше всего начинать с главного — привести в порядок взлетные площадки, строже спрашивать за подготовку механиков и, наконец, повысить ответственность владельцев аэродромов, аэровокзалов. А то у нас разбор полетов всегда происходит только после катастроф, и то никому не рассказывают, кто же на самом деле в них виновен. Всю вину сваливают только на пилотов.

Азбукин:

— Цену ослепления пилотов лазером мы узнаем после первой аварии. Наша власть в противостоянии безобразиям показывает полное бессилие. На днях думский болтун говорил, что борьба с коррупцией будет вестись очень долго, так что на ближнюю победу рассчитывать нельзя. Это при нашей-то полиции, при наших силовиках. Это верх цинизма.

Анатолий Васильевич:

— Нет никаких оснований относиться к этим сообщениям несерьезно. И тем более недооценивать возможность использования лазерного луча не только в развлекательных шоу, но и в спецоперациях военного характера. Затянувшийся поиск злоумышленников наводит на мысль, что государство не может обеспечить безопасность своих подданных оперативно-технически, да и законодательно тоже, чтобы можно было легко и просто отличать лазер от китайской игрушки — фонарика, а это не только странно, но и недопустимо для безопасности самого государства.

Записали Анна ШКОЛЬНАЯ и Полина НЕЛИДОВА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.