Несмотря на бюджетные вливания в систему здравоохранения, смертность людей по основным факторам продолжает увеличиваться, как и недовольство качеством медицины. В чем причина, выясняли на пятничном совещании на базе областного клинического центра специализированных видов медицинской помощи (УОКЦСВМП, бывшая БСМП) с участием главы региона, руководителей профильных ведомств, главных врачей ульяновских клиник.
Как доложила Валентина Степанова, главный консультант департамента организации и контроля качества медицинской помощи областного минздрава, с начала нынешнего года в регионе больше людей стало умирать от сердечнососудистых заболеваний, в результате ДТП и от новообразований.

Для минздрава такие результаты стали полной неожиданностью, ведь по всем прогнозам и целевым показателям в этом году, напротив, ситуация должна улучшаться. На это, в частности, было направлено создание специализированных медцентров, призванных снизить смертность по трем основным причинам сегодня это сердечно-сосудистые заболевания, онкология и дорожные аварии.

Окончание. Начало на 1-й стр.) В качестве основных проблем работы медцентров Степанова назвала острый дефицит врачей, слабую организационную и методическую работу. Больше всего критики со стороны чиновников звучало в адрес руководителя травмацентра Алексея Куринного (есть даже информация, что изначально в ходе совещания планировалось объявить о его увольнении).

– Медцентр, несмотря на огромные денежные вливания, закупку нового оборудования, не выполняет возложенных на него функций, продолжая заниматься «первичкой», – отметил губернатор Сергей Морозов, прореагировав на данные минздрава, согласно которым на высокотехнологичную медицинскую помощь (ВМП) в центре приходится только 26 процентов от общего объема медуслуг.

Как отметил Алексей Куринный, операции в рамках ВМП начали проводиться только с июля этого года: – Мы не могли тратить на это деньги, поскольку не было соответствующего соглашения с федеральным правительством.

Ситуацией, видимо, решили воспользоваться главврачи некоторых, в том числе районных, больниц, предложившие проводить часть операций у себя. Директор института медицины, экологии и физической культуры УлГУ, заведующий кафедрой госпитальной хирургии, урологии, травматологии и анестезиологии Владимир Мидленко на это заявил, что решение о создании травмацентра было грамотным и «растаскивать» больных недопустимо.

– Травмы бывают разные, сказал он. – При тяжелых ДТП чаще всего мы имеем дело с сочетанными травмами, когда у пострадавшего и переломы, и повреждение головы, внутренних органов. В этом случае самая важная, но в то же время и самая сложная задача – объединить усилия разных специалистов. Такая возможность есть только в травмацентре. Нужно развивать его и дальше. В частности, необходимо выделить средства на строительство теплого перехода между отделениями – сегодня врачи вынуждены возить больных по улице.

– Смертность от полученных травм в этом году, хоть и незначительно, действительно увеличилась – по нашему центру на 0,1 процента, – отметил Алексей Куринный. – В первую очередь это объясняется ростом количества самих ДТП. Тем не менее с начала этого года мы смогли сохранить жизни более ста человек. К нам в центр привозят половину всех пострадавших на дорогах, самых тяжелых. Первостепенная задача в таких случаях – как можно быстрее доставить раненого в травмацентр, уложиться в «золотой час». С этим есть проблемы, особенно если речь идет об отдаленных районах области. Сегодня необходимо создать не менее восьми травмацентров, в первую очередь в Димитровграде, Барыше, в одном из южных районов, поскольку в районных больницах качественную помощь оказать невозможно, смертность пострадавших в авариях там выше в два-три раза. Высокая текучесть кадров в нашем медучреждении объясняется высокими физическими и психоэмоциональными нагрузками, которые испытывают медики и которые не сопоставимы с теми, что существуют, скажем, в районных больницах. К примеру, не так давно к нам перешли три анестезиолога, которые раньше работали в одном из роддомов. Так они уволились друг за другом в течение первых четырех дней, заявив, что работать с такой нагрузкой оказались просто неспособны.

Да, зарплата работников нашего центра выше, чем у их коллег из других медучреждений, но разница незначительна и гораздо ниже советских надбавок в размере 25 процентов от оклада.

В поддержку Куринного выступила и руководитель инициативной группы пациентов Лидия Сергиевская.

– Почему вы решили устроить разбор полетов в больнице именно сейчас? – обратилась она к чиновникам. – Конечно, недостатки в работе медцентра, как и любого другого, есть, но его возглавил молодой и грамотный специалист, которому нужно помогать, а не «бить».

Отдельный разговор на совещании был посвящен проблемам экстренного реагирования на сообщение о ДТП. Выяснилось, что единого алгоритма действий служб скорой медицинской помощи просто не существует. Решение о том, кто куда за кем едет и куда доставляет, каждый раз принимается индивидуально, при этом нередки случаи отказа, несогласованности действий, что приводит к потере драгоценного времени при доставке пострадавших.

Задержки случаются и на этапе приема больных в медучреждения. В большинстве больниц только одно приемное отделение, в результате нередко вырастают очереди из машин «Скорой». Реанемобили, которые выше обычных «неотложек», где-то и вовсе не могут подъехать к дверям отделений из-за низкой рампы.

В качестве желаемой, но, видимо, несбыточной мечты прозвучало возрождение в регионе санавиации, которая бы в кратчайшие сроки доставляла пострадавших в ДТП в медцентры. Сейчас служба существует, но, вопреки своему названию, передвигается на автомобилях по дорогам.
Дмитрий Минаев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.