Накануне очередного дня рождения Ленина я спросил учеников одной из средних школ в северной части Ульяновска: «Кто такой Ленин?». Спрашивал в основном учеников средних классов, но попадались и старшеклассники. Ответы на этот вопрос оказались неожиданными.

– Ленин – это великий вождь СССР. Может быть, даже пример для подражания.

– Он соединил города, чтобы они не враждовали.

– Первый президент. Совершил революцию во благо нашей страны.

– Патриот нашего города.

– Я забыла, кто это, но я помню, что он еще маленьким с семьей уехал в Казань, потом в Тольятти, потом еще куда-то.

– Он основал наш город.

– Он жил в Ульяновске… то есть в Симбирске, он организовал этот город.

– Это мудрый правитель, который построил город Ульяновск.

– Он знаменитость, и в честь него даже названа улица – улица Ленина.

– Из пистолета он там кого-то убил… или его убили?..

– По-моему, он был на войне с немцами.

– Мы учили недавно по историческому краеведению, но как-то из головы вылетело уже.

– Он основал СССР, республики там всякие объединил, в общем, это такой крутой дяденька.

– Просто вождь.

Когда юный респондент мне говорил о Ленине как объединителе городов, явно смешав его с кем-то из русских великих князей, я видел, как вытягивалось лицо учительницы, которая это слушала. «Да что же вы нас позорите?! – возопила она. – Разве мы с вами не говорили, кто такой Ленин?» Скорее всего, говорили, но «как-то из головы вылетело уже». И к этому факту можно относиться по-разному.

С одной стороны, несколько удивительно, что про историческую фигуру такого масштаба дети могут сказать – «забыл, кто это», тем более что имя этого человека отпечатано в названии города. Видимо, историческое краеведение у нас не на высоте, а ведь в истории края есть масса других интересных вещей, помимо истории семьи Ульяновых. С другой стороны, мой опрос сигнализирует о снижении градуса исторической идеологизации общества. Ленин больше не идол, не полубожество, как прежде, когда его имя дети знали (обязаны были знать!) чуть ли не с пеленок, а «крутой дяденька», то есть гораздо более человечный человек.

Значит ли это, что общество стало менее идеологичным? Да, хотя бы потому, что классовая идеология сменилась идеологией потребления, и людям оказывается важнее сравнить цены на смартфоны в «Техносиле» и «М-Видео», чем сравнивать фигуры Ленина и Троцкого. И вместе с тем – нет, потому что потребительство – тоже идеология, просто в ее фокусе не история, а прагматика.

Этот фокус смещен в современность, идеология не отменена, просто ее знамя теперь – не Ленин, а Света из Иванова со своим главным и единственным апрельским тезисом: «Мы стали более лучше жить». Одна идеология вытеснила другую.

Все по Марксу: сменился экономический фундамент – сменилась и надстройка.

То, что школьники мало знают о Ленине, о судьбоносном характере октябрьского переворота, можно воспринять как безыдейность. На самом деле это, возможно, есть смещенная во времени реакция нового поколения на идеологическую накачку прошлых десятилетий, своеобразное проветривание мозгов. Поколение словно берет паузу для осмысления новейшей истории. Преподаватели общественных дисциплин после перестройки пребывают в растерянности: какую историю, какое обществознание преподавать и как это делать. Сложно быть историком и обществоведом в эпоху перемен. Есть масса источников, повествующих о мерзостях сталинского режима и брежневского застоя, есть целые книги, доказывающие, что крах СССР – это в первую очередь крах экономической системы социализма вследствие ее неэффективности. Этим материалам сегодня противостоят призывы Путина гордиться отечественной историей, его же предложение создать «единый непротиворечивый курс» истории, который в силу своей «непротиворечивости» неизбежно будет отражением идеологии действующей власти, наподобие «Краткого курса ВКПб». Действительно, надо же как-то объяснить успехи в космосе и в науке. Но как будет этот единый учебник трактовать того же Ленина – как «просто вождя» или как «вообще крутого дяденьку»? Сдается, что период осмысления нашей недавней истории был недостаточно велик, чтобы написать «единый» учебник.

Если вы заметили, за последние два десятка лет отношение к фигуре Ильича меняется, становится более спокойным, «историчным», что ли.

Так что сказать сегодня, что Ленин воевал с немцами на войне и кого-то убил из пистолета (или его убили?) – это, конечно, ужасно смешно и наивно, но зато очень искренне, и в этом смысле даже лучше, чем бесконечно долбить, что он – «вождь мирового пролетариата» и «гений человечества», не вкладывая в эти слова ни капли жизни. А там, глядишь, и хороший учебник подоспеет, и умный учитель найдется.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.