Около года назад я услышала о том, что Андрей Павлов ушел из филармонии.

Стало ясно, что для этого были веские причины.

Андрей Юрьевич Павлов около 20 лет был вторым дирижером и директором Ульяновского государственного оркестра русских народных инструментов, последние два года также возглавлял отдел проектов и фестивалей филармонии, занимался серьезной творческой и административной работой не только в оркестре, но и в филармонии в целом.

О ее настоящем, о возможном будущем, о судьбе старинного здания, о необходимости его обновления мы с ним беседовали еще несколько лет назад. На днях мы встретились, чтобы вновь поговорить о ситуации в сегодняшней филармонии.

– Андрей Юрьевич, накануне начала концертного сезона филармония организовала встречу с публикой. Один из вопросов слушателей был о том, вернется ли в оркестр дирижер Андрей Павлов хотя бы в роли приглашенного? Знаю, что за годы работы в филармонии у Вас сформировалась «своя публика». Как Вы объясните этот феномен?

– Если музыкант, исполнитель, дирижер – яркая творческая личность, если его эстетические взгляды и ценности понятны и неизменны, то непременно найдутся слушатели, которым интересно все то, что он делает. Я очень благодарен слушателям, приходившим на мои, к сожалению, не очень частые вечерние концерты. Быть последовательным и не изменять своему эстетическому вкусу, а значит, не изменять и своей публике, – вот первый секрет востребованного музыканта.

Второй секрет тоже прост. Почти двадцать лет я вел абонемент оркестра для детей и юношества. Уверен, многие из тех ребят, кого приводили на наши концерты родители десять лет назад, стали нашими постоянными слушателями, а через десять лет сами приведут своих детей на концерты. Не знаю, что ответили на вопрос о моем возвращении в оркестр руководители филармонии и оркестра. Я скажу следующее. Мой уход из оркестра и филармонии – не спонтанный, не эмоциональный шаг. Это обдуманное и взвешенное решение, основанное, прежде всего, на серьезных разногласиях с руководством оркестра и филармонии.

– Не думаю, что Вам просто было уходить из филармонии, которой Вы отдали большую часть жизни…

– В любом творческом коллективе необычайно высоки авторитет и власть дирижера, режиссера, худрука. Вспомните оркестры Караяна, Светланова, Спивакова… Любая успешная творческая организация сегодня – это тоже во многом заслуга одного человека – руководителя, который определяет пути развитияи судьбу огромного творческого коллектива, в том числе и его финансовое благополучие. К сожалению, я не могу согласиться ни с тем, что происходит в филармонии в последнее время, ни с тем, как развивается оркестр.

Серьезный всплеск в деятельности филармонии, связанный с приходом нового директора, закончился очень быстро. Юбилейный, 50й, фестиваль «Мир, эпоха, имена», собравший великих музыкантов современности (Николай Алексеев, Вероника Джиоева, Елена Образцова, Олег Меньшиков), концерт Дениса Мацуева стали яркими событиями в музыкальной жизни города. К сожалению, это все быстро закончилось. Работы уже не было, как и не было той команды, которая создала этот яркий юбилейный фестиваль. Бесконечные, с утра до поздней ночи, пустые совещания, серьезные ошибки в PR-деятельности, странные, нефилармонические, проекты, отказ от многих форм традиционной деятельности, спровоцированные конфликты, абсолютно неэффективная система управления, не приемлемый мною стиль общения и руководства…. Я понял, что происходят вещи необратимые.

Может быть, я скажу крамольную мысль, но оркестр русских народных инструментов не занимается пропагандой русской народной музыки в ее абсолютном понимании. Большая часть репертуара оркестра – переложение классики, симфонических произведений, советской музыки. Наверное, и такая музыка должна звучать на концертах русского оркестра, но играть фортепианный концерт Грига на народных инструментах? А репертуар, который не обновляется годами… Наверняка музей балалайки, который недавно появился в Ульяновске, делает для сохранения русской музыки и русской культуры больше. И это «заслуга» художественного руководителя, которому, в принципе, мало что интересно, кроме своих программ. Иначе чем объяснить тот факт, что за все время работы в оркестре я ни разу не видел его ни на своих репетициях, ни на своих концертах? Абсолютно уверен, оркестр, который уже двадцать лет является профессиональным государственным коллективом, достоин другой участи, у него другие перспективы развития – и точно знаю, какие.

Тяжело расставаться с делом своей жизни, но иногда остаться значит, участвовать, а участвовать в том, что сейчас происходит в филармонии и в оркестре, я не могу себе позволить. Жизненно необходимо выходить на сцену ради чегото, а не вопреки чему-то.

Безграничная власть – плохо, а хуже всего то, что многократно возрастает цена ошибки. В ситуации, когда почти все зависит от руководителя. Плохой руководитель беда, в данном случае это беда и оркестра, и единственной профессиональной музыкальной организации в области.

– Слышала, многие музыканты возмущаются новым проектом – вечерами танцев по четвергам, на которых коллективы по 30-40 человек играют ради того, чтобы четыре-пять человек могли потанцевать. Этот проект остается в афише?

– Наивно, на мой взгляд, полагать, что участники посиделок с песнями или танцевальных вечеров станут постоянными посетителями симфонических концертов. В любом случае, результаты несоизмеримы с тратами, потерей имиджа профессиональной концертной организации, да и просто времени высококлассных музыкантов. Уверен абсолютно точно – такие проекты не могут быть приоритетными в деятельности филармонии. А вот почему филармония не любит тех, кто уже давно определился в своих эстетических предпочтениях, и отказалась от «Карты постоянного слушателя», остается для меня загадкой. Постоянные слушатели, имея некоторые привилегии, могут стать основой, например, «Лиги друзейфилармонии» (как в Екатеринбурге), которая сможет оказать неоценимую помощь в популяризации классической музыки и деятельности филармонии в целом. А главное, любой проект, любая идея обречены на успех, если они востребованы и грамотно организованы.

– Недавно власть спохватилась, что проведение выставок животных в Ленинском мемориале недопустимо. Как Вы считаете, правильно ли проводить свадьбы, банкеты, корпоративные вечера в филармонии?

– Филармония – это Храм. Храм Музыки. Так было всегда. Еще студентом музыкального училища, приходя на занятия по дирижированию к Николаю Алексееву, мог позволить себе присесть в фойе лишь на краешек стула. К сожалению, этого духа Музыки сейчас в филармонии нет. Наверное, поэтому разваливается и оболочка – здание филармонии.

– Как Вы понимаете смысл нового названия – «Дом музыки»?

– «Дом музыки» – это что-то новое? Новая стратегия развития филармонии? 200 первоклассных музыкантов филармонии теперь движутся в новом направлении, к новым целям, решают новые задачи?

Или же это все та же филармония?

Классическая музыка, детские программы и концерты с талантливыми детьми, сохранение музыкальных традиций региона, организация гастролей приезжих коллективов, современная музыка – разве это не филармония? Тогда почему «Дом музыки»? И главное, зачем все ломать и пытаться строить что-то новое?

– В 90-х годах вся культура была практически брошена на произвол судьбы, каждый выживал как мог. То же самое происходило и с филармонией. Ульяновцы сетовали, что из афиш исчезли имена знаменитых музыкантов и на некий застой в работе филармонии. Каким Вам представляется возможное будущее филармонии, какой бы Вы хотели ее видеть?

– На мой взгляд, главное, что изменилось в культуре за последнее десятилетие, – теперь учреждениям культуры и творческим коллективам не дают денег только за то, что они есть. Я считаю разумным вкладывать в то, что действительно является искусством, в то, что действительно работает на сохранение и развитие культуры. Грантовая, конкурсная и проектная система финансирования творческой деятельности, на мой взгляд, самая эффективная. Федеральная программа «Год культуры-2014» дает почти неограниченные возможности финансирования любого проекта и фестиваля, а это приглашенные солисты и дирижеры, гастроли, яркие концерты для любителей музыки Ульяновска и области. А что касается перспектив… Задачи и цели классической филармонии – вечны, желание власти развивать культуру Ульяновской области – очевидно, многолетние музыкальные традиции города – сохранены. А главное – это талантливые музыканты, которых, поверьте, в филармонии немало. Это люди, которые хотят реализовать свой творческий и профессиональный потенциал в полной мере.

– Чем Вы занимаетесь сейчас?

– Этот год дал мне возможность взглянуть на многое со стороны, дал время подумать, проанализировать, увидеть пути развития филармонии и оркестра, да и культуры в целом. У меня много творческих идей и проектов, которые наверняка реализуются в городе и области. Ну и наконец (Андрей Юрьевич улыбается) я нашел время жениться.

Анна Школьная

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.