Поиском решений по снижению стоимости жилья для жителей Ульяновской области занимались эксперты тематической площадки V Гражданского форума в Ульяновске. По их мнению, сделать жилье доступным у нас в регионе мешают энергомонополисты, несогласованность в работе министерств и самое главное – низкие доходы населения.
Доступность жилья мы оцениваем, прежде всего, по его цене: можем ли мы себе позволить потратить такую сумму или нет.
– В Ульяновской области самая низкая в Поволжье стоимость одного квадратного метра жилья – 35 тысяч рублей, это на 20 процентов ниже, чем средняя окружная цена, – заявил представитель Президента России в Приволжском федеральном округе Михаил БАБИЧ во время визита в Ульяновск в апреле этого года.
Полпреду оппонирует министр регионального развития Игорь СЛЮНЯЕВ, согласно приказу которого за номером №554 «О стоимости 1 кв. м общей площади жилого помещения…» (предназначенной для определения предельной цены приобретения жилья в рамках 185-ФЗ), в Ульяновской области на I квартал 2013 года 1 кв. м жилья стоит 26 тыс. 550 рублей.
В городе жилье, конечно, дороже, чем в области. Так, согласно рейтингу журнала «Коммерсант-Деньги», составленного на основе данных федерального портала недвижимости «Мир квартир», в декабре 2012 года средняя стоимость 1 кв. м жилья в Ульяновске составляла 39 тыс. 214 рублей.
Несмотря на разницу в официальных оценках стоимости жилья в нашем регионе, доступность его для большинства жителей Ульяновска остается по-прежнему низкой. Об этом говорят многие эксперты. Однако объемы строительства, тем не менее, растут. За семь месяцев текущего года в Ульяновске введено в эксплуатацию более 180 тысяч кв. м жилья, что составляет 108% к показателям аналогичного периода прошлого года. По итогам полугодия Ульяновск вообще занял 3 место среди региональных центров ПФО по вводу жилья.
Эта парадоксальная ситуация (когда спрос низкий, а предложение растет) привела к тому, что стоимость кв. метра на первичном рынке жилья стала ниже, чем на вторичном. Иными словами, новые квартиры в Ульяновске сегодня стоят дешевле старых! И это не единственный парадокс. Чтобы там ни говорили наши застройщики, цена высока… Недвижимость за границей зачастую доступнее, чем комната где-нибудь у нас в коммуналке. Почему так? Давайте разбираться…
Площадка по теме «Поиск решений по снижению стоимости жилья для жителей региона» проходила в рамках V Гражданского форума 14 августа в Ульяновске под председательством заместителя министра строительства Ульяновский области Татьяны ТАРАСОВОЙ. Собравшиеся эксперты высказали мнения, которые затем частично были включены в резолюцию и направлены в Правительство Ульяновской области. Многие прозвучавшие предложения, впрочем, могут быть реализованы лишь на федеральном уровне, узнают ли о них в Правительстве РФ – неизвестно, но до читателей «Управдома» мы постараемся донести наиболее интересные точки зрения участников форума.
Олег САЛЫГАН, генеральный директор ОАО «Ульяновская областная корпорация ипотеки и строительства»:
– Снижение стоимости жилья для отдельных категорий граждан уже происходит на территории Ульяновской области за счет реализации федеральных и региональных программ. Тем не менее, существует проблема, недопонимание между властями, застройщиками и человеком, который приобретает жилье. И это одна из основных проблем, в результате чего у нас темпы строительства оставляют желать лучшего. Они у нас хорошие, в принципе, но… хотелось бы лучше.
На сегодняшний момент в Ульяновской области действуют порядка 20 программ, которые помогают людям приобретать жилье. Однако у каждой программы свой подход, то есть своя ценовая политика, свои требования к жилому помещению, свои правила оплаты, свои правила участия… К сожалению, у государства нет единого подхода. Вот сколько программ, столько и цен существует: сиротам покупаем по одной цене, молодым семьям – по другой, многодетным – по третьей, и так далее. Это проблема, конечно, федерального уровня, но в рамках Гражданского форума мы можем обсудить эту проблему и выйти с предложением, чтобы привести требования государства относительно жилищных программ к единому формату и установить единые правила игры.
Ринат САДЫКОВ, член правления Межрегионального союза строителей:
– Мне кажется, сам вопрос (как снизить стоимость жилья?) неверный. Душевое жилье никому не нужно. Правильный посыл – как сделать жилье доступным? Повысить доступность жилья можно двумя способами: либо повысить зарплаты жителям Ульяновска до 100-150 тысяч рублей в месяц, чтобы они могли покупать квартиры, либо действовать через ипотеку. Но та ипотека, как сегодня, – под 20% годовых на 20 лет – это замена высшей меры наказания для молодой семьи. Если бы ипотека была доступной, жилье было бы доступным. Устранившись же от ипотеки и полностью отдав ее на откуп банкирам, государство на наш, строителей, взгляд, само себе подрезает корни. Потому что от жилья и демография зависит, и налогооблагаемая база, и развитие территорий, и так далее.
Достаточно определить несколько крупных банков, установив им дотации на ипотеку, и затраченные средства государство получит обратно сторицей, в том числе от вспомогательных работ. Ведь каждый строитель дает работу еще десятку людей из вспомогательных производств. И эти затраченные на дотации по ипотеке деньги вернутся в казну государства со всех сторон и без ненужного никому, дешевого жилья. Наше предложение – улучшить доступность жилья через снижение процента по ипотеке.
Олег САЛЫГАН:
– С банком можно договориться на ипотеку и под 35%, и под 40% годовых. Но это нереальная ставка. В Ульяновске ОАО «УОКИС» является официальным оператором Агентства по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК), приходите ко мне, и я вам выдам ипотеку под 13% на срок до 30 лет, с первоначальным взносом 30%. Например, квартира стоит 1,5 миллиона рублей, 30% первоначальный взнос – это 500 тысяч рублей, и 12-13% от миллиона в кредит – ежемесячный платеж будет составлять 11-12 тысяч рублей.
Нина ДЕРГУНОВА, председатель Общественной палаты Ульяновской области:
– Средняя заработная плата – это виртуальная цифра. А если смотреть реальные показатели, то 70% населения Ульяновской области получают зарплату 10 тысяч рублей, плюс-минус одна или две тысячи. То есть в семье из двух работающих людей, чтобы купить жилье и платить по 11 тысяч рублей в месяц, одному супругу нужно будет полностью отдавать весь свой месячный заработок на ипотеку, и 20 лет всей семьей жить на одну зарплату. Да еще надо взять где-то 500 тысяч рублей первоначального взноса – это еще один кредит. А еще нужно питаться, одеваться, отправлять детей в детский сад, в школу, да платить за услуги ЖКХ и т.д. Соответственно, это неподъемные вещи для нормальной средней ульяновской семьи, особенно для молодой. Молодые жалуются, что, придя на работу, они получают в начале своей трудовой деятельности по 7-8 тысяч рублей в месяц. О какой молодой семье и жилье для нее мы можем говорить в таком случае?!
Я не согласна с позицией наших строителей, которые доказывают, что 40 тысяч рублей за квадратный метр жилья — это нормальная цена. Причем, они сами же кулуарно говорят, что себестоимость-то квадратного метра – 10-14 тысяч рублей. Почему же тогда на рынок тот же метр выставляется по цене 40-45 тысяч рублей?
Александр ДИКОВ, генеральный директор ЗАО «Центр недвижимости»:
– А потому, что строителям приходится решать вопросы монополистов наших. Что имеется в виду? Допустим, нужно построить дом – жителям нужно, спрос есть, проект замечательный. Для этого подведи газ, поставь распределительную станцию, а заплатят за это клиенты, все это ляжет в стоимость квадратного метра. Хотя, если рассуждать логично, почему «Межрегионгаз» не подключается к этому вопросу, почему он-то не платит за это, ведь это же его бизнес, потом он будет с жильцов того дома получать деньги за поставку газа. И это считается нормальным?! То есть мы должны за свои деньги построить сети, станцию, оплатить подключение и передать это все безвозмездно в собственность монополиста, который таким образом расширит свой бизнес и будет с нас получать плату за поставку ресурса.
Чтобы развиваться, чтобы строить новые объекты, строители вынуждены субсидировать монополистов, а это до 35-40% стоимости квадратного метра – газ, вода, канализация, электроэнергия. Раньше точно так же телефонные линии тянули – целые кабели, когда это была монополия. Сейчас, к счастью, телефонная связь перестала быть монополией, и теперь ситуация поменялась, и уже не строители бегают за телефонистами, а те к ним в очередь стоят, чтобы протянуть свои кабели в строящийся дом. У нас законодательно прописано, что энергетики тянут свои сети только до участка застройки, а внутри площадки застройщик все делает за свой счет. Это проблема, которая почему-то не решается на федеральном уровне.
Давайте станем пилотным регионом, начнем привлекать монополистов с их ресурсами, чтобы они сами для себя подводили сети и оборудовали распределительные узлы на строящихся жилых домах! Это же ненормально, когда строители за счет покупателей квартир делают бизнес монополистам. И если мы решим данный вопрос, то стоимость жилья в нашем регионе снизится на 40%.
Дмитрий ПЛОХИХ, генеральный директор ООО «ДСК»:
– Чтобы рассуждать о себестоимости квадратного метра, ознакомьтесь с прайсами производителей, они все открыты, заходите на сайты заводов «КПД-1», «КПД-2», «ЖБИ-1», «ЖБИ-3». Посмотрите, сколько стоит железобетон. А любой специалист знает, и в любом справочнике вы прочитаете, что соотношение стоимости железобетона или куба кладки к квадратному метру приблизительно один к одному. Но когда железобетон отпускается по 14 тысяч рублей за кубометр, как из него можно сложить по 10 тысяч рублей квадратный метр жилья – я не знаю.
Что касается предложения о монополистах, почему бы не создать комиссию при Министерстве строительства, которая бы отслеживала инвестиционные программы энергетиков?
Татьяна ТАРАСОВА, заместитель министра строительства Ульяновской области:
– У нас этим занимается Министерство экономики с Департаментом по ценам и тарифам. Инвестпрограмму монополистов утверждает Правительство Ульяновской области.
Дмитрий ПЛОХИХ:
– Хорошо, я не знаю, какое конкретно Министерство, но кто-то должен организовывать и следить за этими процессами. Если власти хотят получить дешевое жилье, то они должны регулировать процесс, изучать себестоимость, управлять или хотя бы владеть информацией о том, как и где вкладывают свои средства естественные монополии Ульяновской области. А то мы приезжаем в Самару, в головное отделение «Волжской ТГК», разговаривать о стоимости подключения, а там делают большие глаза: «Вы откуда?». Мы говорим: «Из Ульяновска». На нас рукой машут: «Да что это – Ульяновск, нам это неинтересно, и мы не будем туда вообще деньги вкладывать!». Понятно, это они со мной так разговаривают, но, наверное, губернатору или замгубернатора они не будут так отвечать. Давайте выбивать эти квоты, пусть Вексельберг и в нашу область деньги перечисляет! Как рекомендация региональной власти – надо влезать в эти темы, это тоже даст значительное снижение стоимости квадратного метра.
Ведь энергетика также тянет за собой и стоимость железобетона, например. У нас в Ульяновске – самый дорогой железобетон. И поэтому многие местные застройщики везут его кто из Перми, кто из Чебоксар. Я, например, – из Самары. Приходим на завод, спрашиваем, почему такой дорогой железобетон, а они нам отвечают: вот посмотрите, такие цены на газ, электроэнергию, тепло, воду. У нас – самые дорогие тарифы на все, по сравнению со всеми регионами по соседству с Ульяновской областью. А почему так?! Это вопрос к властям, которые тарифы регулируют.
У нас на федеральном уровне поддерживают автопром, и есть субсидирование процентной ставки по кредиту на приобретение автомобиля. Хотя, казалось бы, для населения жилье – это более важная тема, чем автомобиль. Почему на машину 6% компенсируется, а на приобретение жилья – нет? А иначе мы не добьемся снижения стоимости квадратного метра. Только при условии, что государство будет вливать в эту отрасль целевые контролируемые средства.
Записал Алексей Николаев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.