Год подходит к финишу, и, в общем-то, время подводить его итоги. Хотелось бы, конечно, написать что-нибудь оптимистичное, но оптимизма мало.

В сравнениях разве что.

В последнее время я если и включаю телевизор, то чаще всего канал «ОТР» («Общественное телевидение России»). Появился он недавно и, подозреваю, скоро будет закрыт. В выпуске новостей в 7 вечера на «ОТР» есть специальная рубрика – «Малые города России».

Жуть неописуемая. Город Рошаль Московской области.

Когда-то в нем работал химический завод, выпускал селитру. Лет 15 назад завод разорился и был закрыт, его корпуса стоят призраками и на глазах рушатся.

Пожилой мужчина, работавший в свое время на этом предприятии, каждое утро ходит туда и смотрит, чтобы никого из случайно забредших на территорию людей не придавило. Никакой другой работы в Рошале нет. От Москвы он находится довольно далеко – порядка 180 километров. Живет в Рошале около 20 тысяч человек. Живут они буквально на пещерном уровне. Многие – без каких-либо удобств, хоть и в многоквартирных домах. Даже без туалетов, которые на улице.

Город Чайка – тоже в Московской области. И в нем тоже проживает где-то 15-20 тысяч, но уже вообще безо всего. Магазин закрыт и заколочен. Закрыта аптека.

Школа, как и магазин, в соседнем городе – за 15 километров. До сих пор нет отопления, система раскурочена, и редко когда завозят уголь. Чайка был в ведении Минобороны, гражданские власти брать его на свой баланс не хотят, поскольку непонятно, что с ним делать и где брать деньги. Новый губернатор Андрей Воробьев выделил Чайке сколько-то миллионов рублей – на ремонт системы отопления. К началу января планируют закончить, но до января-то как жить?

И весь ужас в том, что таких городов, как Рошаль и Чайка, в России, по данным «ОТР», больше 300. Проживает в них около 15 млн человек. Разваленных сел и поселков вообще не счесть – десятки тысяч. Страна руин!

Но ведь и с Ульяновском такое случиться может, подумал я. Запросто. Наш город, как и вся область, так же, как Чайка с Рошалем, брошены федеральным правительством на произвол судьбы, и то, что в городе плохо ли, хорошо ли, но функционирует еще инфраструктура ЖКХ, есть тепло, холодная и горячая вода, ходит транспорт, даже отбитый у чиновников трамвай, уже вполне может восприниматься как чудо, поскольку могло быть и намного хуже.

Я не очень верю в те многочисленные программы и проекты, о которых говорят, и считаю, что главной заботой, к примеру, губернатора, является удержание города и области от обрушения в пропасть. А то, что этого обрушения пока не произошло, его главная же, наверное, и заслуга. В проекты не верю не потому, что Сергей Морозов не так что-то делает – в существующих в стране условиях он поступает, вероятно, в основном правильно. Сумел же убедить Москву в том, что в области хороший инвестиционный климат. Но отечественный бизнес из страны бежит, скупает дорогую недвижимость за рубежом и там же спортивные команды и прочий инвентарь, и вкладывать деньги внутри России не хочет. Иностранцы же, наверное, просто боятся. Проблемы тем временем нарастают – в медицине, образовании… У местной власти мало на что есть деньги, а федеральная занята городом Сочи. Вот на таком фоне мы как-то и удерживаемся еще от скатывания в катакомбы. Итог года для региона, однако, не самый плохой.

Василий Мельник