Собирается человек в горы – прикидывает: о, Алтай, Кавказ, Урал – нет, далеко, не поеду. Есть у нас горы и поближе Жигулевские. О них всегда как-то забывают: наверное, не слишком впечатляющие цифры значатся на карте высот: чего там, всего 380 метров.

А зря – красота неописуемая, место – тихое, спокойное, душевное.

Самарский Шир

Буквально ногой забиваю 90-литровый рюкзак между сиденьем маленького автобуса и перегородкой, которая отделяет пассажиров от водителя, сверху кидаю еще один рюкзак, занимаю место для супруги с ребенком – и следом в салон вминается толпа людей, бойко рассаживается по сиденьям и любым ступенькам, похожим на сиденья, виснет на поручнях, теснится в проходах. Жара. Теснота.

Автобус «Жигулевск – Ширяево» готов к отправлению, забит под завязку, но еще пять минут ждет подоспевающих пассажиров, которые втискиваются между уже вплотную стоящими людьми. Все, приняли наименее неудобное положение – едем.

В Ширяево ходит едва ли не десяток рейсов из Тольятти и Жигулевска, и всякий раз люди друг на друге стоят верхом – места вдоль побережья Жигулевского моря отличные: горы, спускающиеся к живописным селениям, острова, между которыми рассекают воды десятки катеров, теплоходов и барж. Жизнь не то чтобы кипит – это в мегаполисах она превращается в кипяток, – но как-то заполняет все пространство вокруг, не раздражая при этом. До Ширяево ведет неплохая дорога, туда и Путин однажды приезжал, да и домики в этих селах на побережье стоят такие, что сразу понятно, кто строит тут дачи – видно, местная элита позаботилась об асфальте в заповеднике. Президенту, кстати, как нам рассказали местные, N лет назад показывали в Ширяево Музей Репина, который находился в стороне от главной дороги. С тех пор ровно до этого культурного заведения асфальт лежит, а дальше его нет. Дальше и не надо, по правде-то говоря.

Ширяево – поселок очень живописный. Разлегся между горами, в овраге, дремлет под июльским солнцем, иногда встряхиваемый сильными ветрами. С одного края – Попова гора, с огромным крестом на вершине. С другого – другая гора со смотровой площадкой, где установлен памятник Волжской Булгарии. Пройти четыре километра за поселок – там живописная скала Верблюд. Между ними – населенный пункт, привыкший к туристам и относящийся к ним достаточно радушно. И названием, и сутью всегда поселок напоминал толкиеновский Шир – селение хоббитов, уютное, солнечное, доброе, с богатыми домами, вкусной едой. С этим, кстати, проблем нет – в Ширяево есть кафе, где готовят по-домашнему, недорого и много. Пирожки там такие (и по размеру, и по вкусовым качествам), что Мулловку пирожковой столицей называть после них уже как-то неудобно. В общем, обычно путь туристов лежит именно в Ширяево. Я был там уже пять раз.

То ли бурлаки, то ли разбойники

По-хорошему, Жигулевские горы – это все-таки холмы, покрытые лесами, из которых нет-нет, да и выглянет какой-нибудь пик. Впрочем, это дело географов, а вот путешественники всегда эти места идентифицировали как горы – начиная с неизвестного персидского автора Х века, который назвал их Печенежскими. В ХVI веке их назвали Девичьими, а современное название, как считают исследователи, восходит к тюркскому слову «джигули» – «запряженный, впряженный, гужевой»: здесь активно промышляли и жили бурлаки. Кстати, «Бурлаки на Волге» были написаны именно там, в Ширяево, куда художник Илья Репин с товарищами специально приезжал, чтобы посмотреть на быт этих работяг. В местном музее – неожиданно интересном – об этом подробно рассказывают и показывают наброски Ильи Ефимовича. Оказывается, все эти мужики – реальные люди, с которыми художник общался, узнавал их характер, у всех есть настоящие имена. История всего одной картины, а столько интересного.

Есть и другая версия происхождения названия Жигулевских гор.

«Романтичная», связанная с Волжской вольницей – на Самарской луке обитали банды разбойников, которые жили тем, что собирали мзду с проплывающих мимо судов. Если хозяева отказывались давать дань, их наказывали – поркой горящими розгами, которая называлась «жечь» или «ожег», а те, кто порол – «жигули».

Из этой истории достоверно по крайней мере то, что разбойников было там достаточно. Так, в заповеднике, рядом с селом Зольное, есть гора Стрельная – смотровая, с которой «простреливалось» пространство на очень много верст вокруг. Сейчас с оборудованной на ней площадки можно разглядеть Жигулевский мост, а тогда разбойники забирались на высоту 351 метр над уровнем моря и высматривали свои жертвы. Увидят – и свистят, да так, что товарищам у подножия горы все прекрасно слышно: так уж расположена эта гора, что свист долетал донизу.

Сейчас Стрельная, надо сказать, уже не так поражает воображение, как могла бы – всю ее живописность, ее привлекательные и пугающие тропки, идущие по краю каменных гряд, по которым очень хочется пройтись, испортила цивилизация: сделали пешеходный мост с перилами, по которому туристы с комфортом идут до самой высокой точки. Вход платный. Вид красивый, но удовольствие смазанное. Экологи заповедника вообще удручены – на этой горе огромное количество редчайших растений (все Жигулевские горы – это сокровищница для ученых, там сохранилось множество видов, которых нет больше нигде), но их постепенно могут уничтожить люди. С этой точки зрения пешеходный мост хоть немного спасает от полчищ туристов, которые иначе бы вытоптали вообще все.

Рядом, километрах в пяти, самая высокая гора гряды – Наблюдатель, 381 метр над уровнем моря. Там все реликтовые растения уже практически погибли – нефтяники проложили свои тропы. Вид был бы еще лучше, чем на Стрельной горе, но туристов туда не пускают.

Верблюд без козьих рожек

Другое дело – полюбившаяся многим гора Верблюд, до которой надо идти как раз из Ширяево. Она внезапно выплывает из леса, и сразу становится понятно, почему пик так назвали – похоже на верблюжью голову, за которой торчат холмы-горбы.

Возле нее постоянно кто-то живет в палатках: мест для этого предостаточно, у подножия гор повсеместно кострища, где-то сооруженные из валунов столики, где-то даже сделанные на время скамейки. Выбирай любое место, живописно будет, тихо. Многие разбивают лагеря прямо перед горой Верблюд, поднимаясь к самому ее подножию по несложной тропе.

Чаще всего там обитают альпинисты, которые устраивают тренировки рядом с туристической тропой на отвесных скалах горы. Есть даже совершенно естественный холодильник штольни, в которых когда-то добывали известняк, о чем свидетельствуют внезапно появляющиеся из земли куски рельсов. От штолен даже в жару тянет зловещим холодом, хотя на деле внутри ничего страшного нет. Ну, разве что крупнейшая в Европе зимовка летучих мышей.

А вот на саму голову Верблюда подниматься уже интереснее – тропа там не то чтобы опасная, но не везде приятная, лезть по ней надо бдительно. Зато наградой будет просто потрясающий вид сверху. Голова Верблюда, находящаяся на уровне 300 метров над уровнем моря, – это ровная, обдуваемая ветрами небольшая площадка, с которой и делают лучшие фотографии Жигулевских гор.

Верблюдом Верблюд стал лишь в ХХ веке – до этого он был Козьими Рожками. Но и здесь вмешались люди – Жигули воспринимали как неиссякаемый запас известняка, и эти горы просто ушли в промышленность. В 1952 году остался лишь Верблюд – парой взрывов Козьи Рожки уничтожили ради строительства Волжской ГЭС.

А под верблюжьей головой находятся знаменитые штольни – пещеры, образованные благодаря добыче известняка. Внутри жутковато: холодно, темно, каменистый потолок поддерживается естественными колоннами, летучие мыши, если издавать громкие звуки, могут тоже себя показать.

Правда, громко говорить совсем не хочется – на полу лежат камни, которые, есть подозрение, упали сверху.

Неприятно об этом думать. Само помещение – грандиозный зал, по которому можно бродить долго, если потеплее одеться. Говорят, что если зайти туда, где не виден дневной свет, и выключить фонарик, то можно почувствовать себя в абсолютной пустоте – темно настолько, что кажется, будто вокруг ничего нет.

Вход в штольни – огромный квадрат, который видно с реки. За Ширяево тоже есть штольни – поменьше, но абсолютно аналогичные. В некоторые путь запрещен – видимо, там еще ведутся разработки известняка.

Как на картине

Однажды утром, еще в самый первый мой приезд в Жигулевские горы, я проснулся непривычно рано для себя – около пяти часов утра. Захотелось выйти из палатки. На улице был какой-то умопомрачительный мягкий свет – рассвет в Жигулях потрясающе красив. На следующее утро я разбудил с утра пораньше свою спутницу и потащил любоваться этим рассветом.

Любопытно, что спустя некоторое время на глаза попалась картина Ивана Айвазовского «Волга рядом с Жигулями» – вот точно такого цвета и был тогдашний июльский рассвет. Только вместо дымных пароходов – одинокие лодочки с рыбаками. Этот же прекрасный цвет передан на картине Федора Васильева «Вид на Волге. Баржи». Этот художник трудился в Ширяево одновременно с Репиным.

Вообще, Жигулевские горы – идеальное место для спокойного, размеренного отдыха на природе. Там можно просто жить и наслаждаться воздухом, красотой, какими-то удивительно яркими красками: даже цветки колокольчика или цикория, которые растут и у нас в городе, там на порядок насыщеннее. И люди, отдыхающие возле Верблюда, тоже уже кажутся какими-то другими: добрыми, отзывчивыми. Нет городской агрессии, торопливости – то ли приезжают туда далеко не все, то ли атмосфера располагает к спокойствию и радушию. В горах много и странных людей: прогулявшись по горной тропинке в сторону села, мы наткнулись однажды на пожилую уже женщину, которая разбила себе жилье в очень труднодоступном месте и выглядела настоящей колдуньей: весь лагерь был неестественно бледным, а сама она одета то ли во все черное, то ли в белое – запомнили мы ее почему-то по-разному. Вид ее, впрочем, был как раз нерадушный – мы явно были лишними на этой тропке.

Кто-то, как другой встретившийся нам мужчина, но более разговорчивый, сознательно приезжает в горы в одиночестве – отдохнуть от мирской суеты. Он взял отпуск и буквально сбежал от всех городских забот жить в палатке среди природы.

Для тех, кто жаждет загадок, их тут тоже предостаточно. Достаточно популярна тема аномальных явлений в Жигулевских горах – ее муссируют уфологи и прочие околонаучные сообщества. Судить об этом всерьез не очень хочется, но ощущение, что гора с нами «играет», не покидало все время – например, путь от Верблюда в Ширяево всегда проходили значительно быстрее, чем обратно. Масла в огонь подливают многочисленные легенды, связанные с этими местами – благо, историческая почва тут отменная: и булгары, и Стенька Разин, и разбойничьи шайки – кого только не было в этих маленьких, но очень интересных горах!

Всего о Жигулях рассказать просто невозможно – одной статьи не хватит даже для описания растений, сохранившихся в этой местности благодаря особому географическому расположению (Самарская Лука не покрывалась льдом, поэтому то, что вымерло в других местах, здесь осталось). Поэтому лучше, конечно, съездить и посмотреть самостоятельно. Только нельзя не сообщить о мольбах экологов – любой малейший вред природе там особенно страшен – из-за уникальностиместа. Прислушайтесь…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.