Журналисты «Молодежки» снова отправились в Барышский район, где рядом с селом Акшуат существует уникальный памятник природы – парк-дендрарий, который появился еще в 80-е годы XIX столетия.

Всеобщая беда
− Наш парк уникальный, − говорит лесничий участкового Акшуатского лесничества Владимир Казаков. − Во всем Поволжье нет дендрария с такой же богатой историей.
А появился Акшуатский дендропарк благодаря стараниям нашего выдающегося земляка, крупного землевладельца, общественного деятеля Владимира Поливанова (1848-1915). Сюда он прибыл в апреле 1881 года с женой и всеми домочадцами.
Кстати, супругой землевладельца была Мария Николаевна Языкова, внучатая племянница поэта Николая Михайловича Языкова, которая родила супругу дочь и двух сыновей.
− К этому времени он решил заняться обустройством имения, которое досталось ему в наследство со всем остальным богатством его отца, − продолжает наш собеседник. − Но главным для него делом стало лесоразведение, ведь в Поволжье в результате хищнической вырубки лесов в 1850-1860-х годах, а также в результате корчевания пней площадь лесов заметно сократилась. Тогда ведь люди и не думали, что лес как-то связан с почвой, водой, воздухом — не было такой науки как лесоведение. Поэтому в больших количествах стали появляться оголенные участки песчаных гор и громадные пустоши.
С песчаного слоя почвы, лишенного верхнего покрова, не сдерживаемого корневыми системами деревьев, во время суховеев песок поднимался в воздух и засыпал плодородные земли.
Лесоустроитель
На месте былого леса, находившегося в северо-западной стороне имения Акшуат, тоже образовалась площадь в 50 десятин (1 десятина=1,092 гектара) песчаной лысины, которая погубила прилегающее к ней пахотное поле. Даже село называется так неспроста: «Акшуат» переводится с тюркского как «белый песок».
Пытаясь спасти поля, Владимир Поливанов перепробовал много способов, но одни из этих мер оказались дорогими, другие — малополезными.
Только в 1884 году в лесной даче, носящей название «Колка» (обособленный лесной участок, расположенный на первой предпойменной террасе реки Малая Свияга), Владимир Николаевич под присмотром сторожа устроил свой первый питомник. Здесь на грядках были высеяны семена сосны обыкновенной, ели, сосны Веймутовой, сибирской и европейской пихты, европейской лиственницы и горной сосны.
Когда дело наладилось, он устроил еще два питомника рядом с домами полесовщиков.
− Всего же за четверть века под руководством Поливанова полесовщики рассадили сосны на 325 десятинах, − рассказывает лесничий. − За это важное достижение Владимир Николоаевич дважды удостаивался высших премий Министерства государственных имуществ: в 1894 году – первой премии в 500 полуимпериалов при золотой медали и в 1903-м – золотой медали в память министра П.А. Валуева (1815 -1890).
Продолжение дела
Владимир Поливанов умер в 1915 году, но его дело продолжало жить даже после революции 1917 года и эмиграции молодых Поливановых во Францию. После Гражданской войны здесь были организованы лесхозы, а в 1976 году территория была объявлена особо охраняемой.
Сейчас на 63 га площади парка-дендрария произрастает более 70 видов древесно-кустарниковых пород, в том числе экзоты из различных климатических зон Западной Европы, Северной Америки, Сибири, восточных и южных стран. В дендропарке можно увидеть несколько видов лиственниц (европейская, сибирская, Сукачева), сосны (Веймутова, горная, длиннохвойная), пихты (европейская, сибирская), ели (европейская, канадская, сибирская, Энгельмана), туя западная, магония подуболистная и многие другие породы деревьев.
− Накопленный опыт выращивания в дендропарке различных пород-экзотов позволяет делать выбор древесных пород, перспективных для выращивания в климатических условиях нашей области, − поясняет Казаков.
В 2010 году из-за сильной засухи многие деревья пострадали. В течение последующих лет здесь проводились санитарно-оздоровительные мероприятия, вырублен и вывезен весь сухостой, и на освободившихся площадях высаживаются те же породы.
По словам лесничего, лесовосстановление важно и сейчас. Так как многие реки начинаются с лесных ручейков, то вырубка леса приводит к пересыханию водоемов. Вторая причина, по которой важно сохранить лес, — обеспечение планеты кислородом.
− Долгое время считалось, что основным источником кислорода являются тропические леса, − рассказывает Владимир Михайлович.− Оказалось, что очень важны и леса нашей средней полосы, так как в тропиках большой процент перегнивания, а у нас этот процесс замедлен. За последние годы можно отметить положительную динамику в лесоведении: улучшился породный состав, увеличилась площадь лесов. К тому же на всех уровнях поддерживается сохранение лесов.
Тропой Поливанова
Посещение в Акшуатском дендрарии, конечно, не закрыто, как в заповеднике. Тем не менее, оно достаточно ограничено: нельзя рвать растения, собирать их, рубить, нельзя разводить костры. К слову, все деревья, произрастающие в парке, взяты на подеревной учет, они надежно охраняются.
− Местные жители относятся к парку очень бережно,− рассказывает наш собеседник. − Многие помогают приводить его в порядок. Мы больше следим за приезжими.
А увидеть уникальный природный памятник едут не только желающие из Ульяновска и районов области, но и жители Самарского региона. Чтобы люди не загрязняли территорию памятника, с ними проводятся профилактические беседы. Специалисты вместе с полицией проводят патрулирование.
Владимир Казаков рассказал, что уже два года здесь организуется палаточный лагерь на несколько дней для школьников, которые остаются очень довольны житьем-бытьем в таком красивом месте. Еще бы! Посетитель, как и 130 лет назад, войдя в роскошный парк, попадает в особый, немного сказочный мир природы. Бродит по аллеям елей и кедров, посаженных, как по линейке. Мечтает, присев на лавочку, под нависшими их лапами. Через мост добирается до облагороженного ручья, который помнит всех своих хозяев…
Вот и мы идем по тропе длиной полтора километра, которая раскрывает красоту природного парка. Ныряем сквозь лиственные, еловые аллеи, подходим к роднику и реке Санаторке, заворачиваем к участку, на которой раньше располагался пионерский лагерь.
Зеленые красавицы поражают: некоторые из них и втроем не обхватишь! Кругом раздается щебетанье птиц. Воздух чистый. Над головой — небесная высь и белые облака, плывущие, словно корабли, гонимые легким ветром… Здесь совершенно не хочется спешить, думать о проблемах, вспоминать о долгой утомительной дороге. Раскинувшиеся вокруг пейзажи успокаивают и наполняют своей музыкой жизни. Красота здешних мест приковывает к себе надолго, проникает в самое сердце, заставляет влюбиться в это место и вернуться сюда вновь.
Поливановский музей
Владимир Поливанов – один из тех людей, чью жизнь и дела хочется ставить в пример. Кроме дендрария, он создал любопытный музей.

Владимир Николаевич родился 6 июля (24 июня) 1848 года в Симбирске. Окончив в 1870 году юридический факультет Казанского университета, он поступил в Канцелярию Комитета Министров, но вскоре оставил государственную службу и посвятил себя земскому делу. С 1875 года неоднократно утверждался почетным мировым судьей по Карсунскому и Симбирскому уездам. А с 1898 года до конца жизни был губернским предводителем дворянства. Позднее стал членом Государственного Совета от Симбирского земства. Также он был членом-учредителем Всероссийского Национального Клуба, инициатором создания и председателем Симбирской губернской ученой архивной комиссии.
Известен Владимир Поливанов своими трудами по археологии и изданию памятников старины. А началось все с раскопок Муранского могильника. Он был открыт поблизости сызранского поместья Поливановых в результате земельных работ по устройству плотины и сразу стал объектом пристального внимания землевладельца. Археологический объект назван в соответствии с местностью — селом Муранка Шигонского района Самарской области. Это захоронения мордву (мокшей) XIV века — времен Золотой Орды. Только за первый полевой сезон в 1890 году на могильнике было вскрыто 324 могилы, из которых добыто 1400 предметов («не считая бус»).
В этом же году Владимир Николаевич в своем имении Акшуат основал первый в губернии частный музей. Для размещения геологических и археологических коллекций было выстроено специальное здание, напоминающее античный храм.
Результаты раскопок стали привлекать внимание многих археологов, в том числе и известного в то время француза де-Бая, который четырьмя годами позже сделал сообщение о муранских древностях на конгрессе в Женеве. Сам же Поливанов в 1896 году опубликовал большой труд по исследованию Муранского могильника, но на этом не закончил археологических раскопок. С этого времени общественный деятель стал интересоваться разнообразными памятниками археологии: стоянками неолита и курганами бронзового века, средневековыми селищами и городищами, грунтовыми могильниками. Вместе со своими единомышленниками он совершал многочисленные «археологические экскурсии» по губернии и ее окрестностям. В итоге благодаря проделанной работе был создан внушительный банк данных, который лег в основу «Археологической карты Симбирской губернии», увидевшей свет в 1900 году.
Постоянно пополнявшийся музей известного дворянина был ликвидирован в 1917-1918 годах, часть его коллекций хранится в музеях и библиотеках Ульяновска, Санкт-Петербурга и других городов. Среди них: картины, книги, собрание гравюр, рукописи, а также письма и автографы известных писателей: Виктора Гюго, Жорж Санд, Николая Карамзина, Александра Пушкина, Михаила Лермонтова, Николая Языкова и других.
− Недавно к нам приезжало руководство области, и было принято решение восстановить музей известного земляка,− говорит Владимир Казаков. − У директора школы Веры Петровны Фоминой большая база по Поливанову. Она собрала много документов, фотографий, предметов тех времен. Часть коллекции находится в школе, но все разместить не получается. Поэтому сейчас прорабатывается концепция музея, а уже в следующем году, надеемся, что он появится.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.