Почти уже банальность: того, кого Бог хочет покарать, Он лишает разума. На сей раз Он лишил рассудка как наших властителей, в качестве наказания непонятно кого запретивших ввоз в страну продовольствия (хотя еда не используется в таких целях даже в тюрьмах), так и подданных, бурно ликующих по поводу этой нашей «победы» над злым Западом.

«Наконец-то будем нормальные продукты есть», – сообщает кому-то по сотовому дама из зала одного из городских супермаркетов, куда я тоже зашел за покупками. Слушая эти восторги, я думал: «И кто же тебе нормальныето приготовил, цветущая ты моя?».

То, что все подорожает, это понятно. Как и то, что качество отечественных (про китайские молчу) продуктов еще больше снизится.

Такова уж стать нашего человека, христолюбивого нашего соотечественника. Но это еще не все.

Не без содрогания вспоминаю один сюжет, увиденный несколько лет назад на каком-то телеканале. Беседуют с женщиной, промышляющей торговлей суррогатным алкоголем. У нее самой от этой отравы умерли муж и сын, немало поумирало и других мужчин, в том числе ее соседей. «Что же вы делаете? – спрашивают ее перед телекамерой. – Ведь люди гибнут от вашего пойла, и ваши родные погибли». И знаете, что она ответила? Не моргнув глазом, сказала: «А на что же я жила-то бы без этой торговли?». Какая уж тут вера, какое православие! Это средневековая дикость, в которой нет места ни совести, ни жалости, ни страха перед Богом. Можно будет продавать дуст под видом сахара, так же, не моргнув глазом, будут торговать им. Жить-то надо!

То, чего не позволил бы себе ни один житель Европы, у нас сплошь и рядом. Я не знаю, с чем это связано, но в повышение качества отечественной продукции ни за что не поверю. Скорее уж поверю в то, что вместо говядины будут пытаться сбывать собачатину. Как кошек в известном фильме отправляли в меховую артель, где из них делали белок – на воротники к женским пальто.

И все это мы, наша страна, наши подлые нравы.

Мечты же, что запретом на ввоз продовольствия мы удушим США или Европу, – это мечты идиота. Россия занимает три-пять процентов экспорта каждой отдельной страны Евросоюза. Это наш импорт изо всех них вместе достигает 50 процентов от потребления, а наоборот – картина куда проще, и европейские государства наше эмбарго переживут. На худой конец эти три-пять процентов потеряют. Мы же недосчитаемся вышеупомянутых 50 процентов, и только цветущая (с ненормальных-то импортных продуктов) дама из супермаркета может наивно надеяться, что наконец-то будет кушать нормальную еду. Ее нет не только нормальной, но и никакой, как нет и агрокомплекса, и не будет – проехали, а бродячих собак хватит не надолго. Но все это еще полбеды. Куда печальней последствия запрета будут для российского рынка труда и финансового благополучия россиян.

Импорт – это мощная индустрия с огромной инфраструктурой. Тут и морские и речные порты, и рефрижераторы, и оптовые базы, и склады, и холодильники, и расфасовка, и упаковка, и доставка в магазины, и раскладка на витрины, и кассы, через которые продукт проходит при его приобретении покупателем. И на всех этих этапах заняты наши сограждане, сотни тысяч, если не миллионы, зарабатывающие свой кусок хлеба. И у всех у них семьи, дети. Вот по кому бьет из установок залпового огня этот запрет на ввоз продуктов. Конечно, тех, кто запрет ввел, такие мелочи не особенно волнуют – у них миллиарды на тайных счетах, и им в любом случае доставят все самое лучшее из Парижа и Брюсселя. А то, что они сделали, ничего общего с санкциями не имеет. Санкции – это когда страна, которая их объявляет, ограничивает ввоз в страну, против которой они объявляются, своих ресурсов. Денег, как США и Европа, закрывшие ряду российских банков доступ к своим дешевым кредитам; изделий двойного назначения, пригодных для использования и в гражданских, и в военных целях, как запрет на поставку комплектующих российскому судо- и авиастроению; оборудования для стратегических отраслей, как запрет на продажи буровых установок нашему нефтегазовому комплексу. И так далее. Запрет же на ввоз продовольствия в свою собственную страну – это моральное извращение и бессмысленная, злобная месть, направленная против своих, повторюсь, в гораздо большей мере, чем против чужих. И россиянам не радоваться бы сейчас надо, а рыдать, ведь их в очередной раз ткнули лицом в грязь. Грубо. По-хамски.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.