Инициатива региональных властей о введении административного контроля качества русского языка, используемого в официальных текстах, предусматривающего в том числе запрет на употребление иностранных слов, вызвала резонанс в федеральных СМИ и интернет-пространстве. Чиновников самих уличают в речевых ошибках, увлечении канцеляризмами и любви к заимствованным словам.

Говорим не по-русски
Разработать ряд законопроектов, связанных с пропагандой и сохранением русского языка, было предложено 7 июня в рамках празднования Дня русского языка. Будут контролировать грамотность речи и письма чиновников, депутатов всех уровней, публичных лиц, а также журналистов.

Проблема, судя по всему, актуальная, тем более что дотошные блоггеры в подготовленном по итогам совещания пресс-службой облправительства пресс-релизе нашли 18 орфографических ошибок (главным образом – неоправданное написание с прописных букв названий должностей – вне официального контекста), девять пунктуационных (в основном – лишние запятые) и 13 стилистических (например: «Также он отметил необходимым принять меры…»).

Филологи выделяют типичные речевые ошибки, допускаемые чиновниками и просто публичными людьми.

Чаще всего проблемы возникают с ударением в таких словах, как «звонИт», «каталОг», «фенОмен», «красИвее», «по средАм» (день недели), облегчИть, договОр и др.

Режут слух конструкции типа «мы видим о том, что…», «давайте пообсуждаем про дороги», «согласно проекта» (правильно – «согласно проекту») и тому подобное. Каждый мало-мальски грамотный ульяновец может заметить массу ошибок на улицах города. К примеру, повсеместно остановки общественного транспорта обозначены как «остановка Аблукова» или «остановка 12 сентября».

Проверять ульяновские власти хотят не только грамотность письменной и устной речи, но и обоснованность употребления тех или иных слов иностранного происхождения. Однако и здесь региональные чиновники не являются образцом для подражания. К примеру, на областном аппаратном совещании в понедельник всерьез и долго рассматривали вопрос «реализации технологии краудсорсинг-проекта в здравоохранении». Речь идет «о привлечении неограниченного числа интернет-пользователей для обсуждения и выработки совместно с органами государственной власти решений актуальных проблем». Позже на сайте облправительства появился текст с тем же термином. Здесь же стоит упомянуть излюбленное чиновниками слово «кластер». Определять, оправданно ли в подобных случаях использование заморского понятия, по задумке, должна будет специальная комиссия экспертов. Но из кого она будет состоять и как работать – пока не ясно.

Между тем идею принялись активно комментировать интернет-пользователи. «Элементарное исполнение действующего российского законодательства преподносится как очередная инициатива, – пишет один из них. – Федеральный закон от 1 июня 2005 года № 53ФЗ «О государственном языке Российской Федерации» гласит: «При использовании русского языка как государственного языка Российской Федерации не допускается использование слов и выражений, не соответствующих нормам современного русского литературного языка (в том числе нецензурной брани), за исключением иностранных слов, не имеющих общеупотребительных аналогов в русском языке». Припомнили ульяновским властям и недавнее присвоение одной из улиц Заволжья имени иностранного инвестора «ДМГ МОРИ».

Не обходятся без ошибок и СМИ. Накануне Дня русского языка специалисты Государственного института русского языка имени А.С. Пушкина составили рейтинг грамотности популярных российских СМИ. В нем участвовали 17 печатных и онлайн-изданий, три новостных агентства, пять телеканалов и семь радиостанций. Было проанализировано 15654 статьи, 216047 предложений, 120 часов эфира и более 200 передач радио и телевидения. Вывод малоутешительный: ошибок много. И не только простительных – описок или орфографических проколов, но и грубых стилистических и грамматических безобразий. Троечники среди печатных СМИ, а их большинство, делают по две ошибки на страницу текста. Еще чаще ляпы звучат в эфире: от двух до 13 – в час.

Самые распространенные из них – на согласование и управление, «звОнит», «вклЮчит» и т.д.

По мнению заместителя главного редактора радио «Эхо Москвы», лингвиста Марины Королевой, язык не портится, а переходит в новое состояние.

– Вал безграмотности только набирает обороты, цитирует ее «Российская газета». – И нет никаких причин для того, чтобы он стал меньше. Интернет в последнее десятилетие стал дополнительным производителем, транслятором и «усилителем» речевых ошибок. И у тех, кто пишет, и у тех, кто читает, все больше сбиваются настройки – орфографические, пунктуационные, стилистические. Пока не очень понятно, что с этим делать: не запрещать же безграмотным писать в интернете… Помочь, наверное, могли бы программы автокоррекции, типа тех, что есть в Word, например.

Непонимание не освобождает от ответственности Впрочем, ульяновские власти намерены пойти еще дальше и давать экспертную оценку каждому выпускаемому на региональном уровне нормативному документу – с точки зрения его соответствия нормам современного литературного русского языка. Пока же приказы, постановления и программы часто сложно читать – настолько казенным языком они написаны. К слову, недавно серьезное журналистское расследование по этому вопросу опубликовал журнал «Русский репортер». Издание задается вопросом: почему нельзя писать законы простым и понятным языком? В качестве примера дается выдержка из книги «Налоговый кодекс. Перевод на русский. Глава 21.

Налог на добавленную стоимость», оформленной так: в левой колонке оригинал, в правой – художественный перевод. «Статья 157. Особенности определения налоговой базы и особенности уплаты налога при осуществлении транспортных перевозок и реализации услуг международной связи. 1.При осуществлении перевозок (за исключением пригородных перевозок в соответствии с абзацем третьим подпункта 7 пункта 2 статьи 149 настоящего кодекса) пассажиров, багажа, грузов, грузобагажа или почты железнодорожным, автомобильным, воздушным, морским или речным транспортом налоговая база определяется как стоимость перевозки (без включения в нее налога). При осуществлении воздушных перевозок пределы территории Российской Федерации определяются по начальному и конечному пунктам авиарейса…». Внимание, перевод: «Статья 157. Особенности определения налоговой базы перевозчиками и организациями связи.

1. Налоговой базой является цена перевозки (без НДС)».

«Законы написаны так, что понять их нормальный человек не может, и это скорее юридическая стратегия, – приводит «Русский репортер» комментарий лингвиста Максима Кронгауза. – Юристы выступают в качестве особой касты – толкователей закона. Без юриста обычный человек не может с этим справиться и, соответственно, оказывается в положении всегда виноватого. Человек не понимает, нарушил он или не нарушил. А если нарушил, то что именно.

– Но разве юристы не добиваются точности и однозначности?

– Считается, что законы должны писаться на особом языке, более точном, чем обыденный. Но в действительности они пишутся непонятно и могут толковаться разными способами. Это и порождает касту юристов как толкователей, жрецов этих законов. И это объясняется целями коммуникации.

– Вы же не хотите сказать, будто юристы зарабатывают на том, что законы пишутся непонятно?

– Звучит, может быть, грубо, но так и есть. Это жрецы. И попытки эту ситуацию изменить наталкиваются на сопротивление».

Николай ГЕНИН

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.