Удивительное дело – уроженца Ульяновска, продюсера Руслана Витрянюка, в родном городе знают меньше, чем в Москве и американском Голливуде. В англоязычной версии «Википедии» о нем есть большая статья, а в русской версии – ни слова. Уехав из Ульяновска «в никуда» в середине 90-х, он покорил сначала столицу, затем мировую «фабрику грез» и вернулся назад, чтобы снять здесь серьезное кино.

Из комсомольцев в продюсеры

Руслан с детства начал проявлять серьезные организаторские способности, начав карьеру с должности секретаря школьной комсомольской организации. Сказалась наследственность. Отец – генерал-майор в отставке, бывший военком области, а ныне руководитель Центра патриотического воспитания Ульяновска Владимир Витрянюк. Связывать свою жизнь с армией Руслан не стал, а поступил на филфак Ульяновского пединститута. Во время учебы работал старшим пионервожатым в гимназии №1. В начале 90-х вместе с друзьями Руслан создал первую в Ульяновске шоу-фирму «Иванофф», которая, кроме всего прочего, организовывала приезд в город звезд российской эстрады.

Затем по совету друзей Руслан уехал в Москву. Там он смог получить аж три высших образования: по психологии, рекламе (Академия внешней торговли РФ) и политологии (Академия госслужбы при президенте РФ). Последнюю специальность Руслан освоил специально для папы, мечтавшего, чтобы сын получил «профессию, достойную настоящего мужчины». Руслан не стал спорить: пригласил отца на защиту кандидатской диссертации «Национальные интересы России в международных отношениях», а после помог стать губернаторами нескольким ныне действующим политикам. Но сам делать карьеру на этом поприще не стал и ушел в журналистику. Работа в одном из модных столичных журналов оказалась судьбоносной.

Молодой корреспондент отправился на интервью со своим кумиром Стасом Наминым.

– Помню, у меня был страшный мандраж, – вспоминает Витрянюк. Но когда Стас меня увидел, то сказал: «У тебя очень добрые глаза. Если ты с таким взглядом будешь подходить к работе, то все получится!».

Вскоре он пригласил меня к себе и доверил организацию концерта на Красной площади. Это было и самое счастливое время, и самое странное – я лишился мечты. Почему? Потому что добился того, о чем грезил. И даже помню, как это осознал – когда закончилось выступление: была ночь, пустая Красная площадь, дождь, демонтаж декораций и я… Тогда я понял, что должен выходить на новый уровень.

После этого Руслан не раз продюсировал выступления звезд в Кремле, в Карнеги-холл (Нью-Йорк), создал свой продюсерский центр. В 1998 году вместе с партнерами организовал фонд помощи актерам «Зеленый фургон»: каждый месяц на микроавтобусе развозили пожилым артистам лекарства и продукты.

– Мне всегда неприятно читать в газетах об ужасающей нищете, в которой живут актеры, чьи имена еще лет 30-40 назад не сходили с экранов и театральных афиш. Те, кто еще недавно был гордостью нации. А сейчас никто не задумывается, как им достойно прожить на скромную пенсию, – недоумевает Руслан. – Сначала у многих актеров гордость играла – не хотели брать, говорили, что у них все есть. Но постепенно привыкли. Помню, приезжаю я к Любе Соколовой в день ее рождения. Актриса сидит за пустым столом, на котором стоит поздравительная открытка от Путина, и радуется: вот, помнят меня! Мне прямо плохо стало: их ведь осталось – по пальцам пересчитать! Тех, кто принес своей стране столько денег и славы…

А десять лет назад приезжал я к Георгию Вицину. Убогонькая крохотная квартирка, в холодильнике мышь повесилась, а он: «Все будет хорошо!».

Я рассказал об этом своему другубизнесмену, и тот стал анонимно перечислять Вицину на счет по 1000 долларов в месяц. И так два с половиной года. Вицин хотел с ним познакомиться и незадолго до смерти настоял на встрече. Начал благодарить, а мой друг говорит: «Не надо! Я на вашем кино вырос и от этого стал добрее.

Спасибо – вам!».

Мечты сбываются

В начале 2000-х пресса много писала о развлечениях крупных бизнесменов и их жен, которые от скуки готовы были на любой экстрим. Но немногие знают, что заветные мечты русских олигархов исполнял ульяновец Руслан Витрянюк. Созданная им компания «Хорошо!» к работе подходила творчески.

– У о-о-очень крупного бизнесмена было все, чего только можно было желать, – рассказывает он об одном из проектов. – И лишь одна проблема не давала ему покоя: он никак не мог наладить контакт с родителями. Они жили в нищем райцентре. Типичные представители старой формации, пламенные коммунисты, они были убеждены: все беды в стране – от таких дельцов, как их отпрыск. В связи с этим отец запретил матери всякие контакты с сыном, его женой и внуками. Родители принципиально никуда не выезжали из своего городка (мол, умрем, где родились) и отказывались от любой помощи. Бизнесмен понимал, что даже если он станет нищим ничего не исправишь. И тут за дело взялись мы. Разработали целый бизнес-проект: поменяли первого человека в районе, открыли Дом культуры, спортцентр, хорошие магазины полностью преобразили жизнь городка. В конце концов отец, переосознав какие-то вещи, сделал первый шаг навстречу сыну: признал, что был не прав, что новый строй для людей. Даже таких простых, как он. Семейная идиллия была восстановлена, внуки приезжают на лето к деду и бабушке… Проект занял у нас два с половиной года.

Как в кино

В кино Витрянюка привел тоже случай. После продюсирования нескольких российских картин («20 ночей и один дождливый день», «Воротилы», «Искатели приключений», «Слова и музыка» и др.) Руслана пригласил погостить у себя друг из ЛосАнджелеса. Уже на месте тот предложил совместный проект, по ходу которого ульяновец познакомился и сдружился со знаменитым актером Леонардо Ди Каприо. С тех пор в приятелях Руслана – Ани Жирардо, Орландо Блум, Скарлетт Йоханссон.

– Как-то ко мне попал сценарий про русскую деревню Париж, где местный учитель труда (единственный реальный француз, которого судьба занесла в Россию) Миша Кувалдин смастерил Эйфелеву башню.

И в голове сразу возникло имя – Пьер Ришар. До того у нас с Пьером было много общих знакомых, в том числе мы пользовались услугами одного адвоката. Пьер прочитал сценарий и сразу согласился, хотя перед этим не снимался десять лет. Мы подписали контракт на три года и начали снимать сериал «Парижане», – вспоминает Руслан. – В Тамбовской губернии, где проходили съемки комедии, он прожил около двух недель. Вел себя исключительно просто. Ел как все – из походной кухни, которую прямо на площадку привозили повара. Живо общался с людьми, любил выпить чуть-чуть водочки под свеженькие помидорчики-огурчики с грядки. Очень растрогался, когда хозяин избы, в которой снимался сюжет, вышел его встречать с хлебомсолью. Когда мы возвращались в Москву, сильно опаздывали на поезд. С мигалками и полицейским эскортом въехали прямо на перрон к эксклюзивному вагону (с джакузи, огромной кроватью и всеми мыслимыми наворотами), который для Пьера выделил мой друг-бизнесмен… Выглядываем в окно: на перроне стоит крупная русская женщина, по ее щекам катятся слезы, она машет платком и кричит: «Я тебя люблю!». Пьер был сражен: «Боже, это как в кино!».

Сильнее болезни

В 2011 году на долю Руслана выпало серьезное испытание – в результате двух инсультов подряд он потерял зрение и оказался в инвалидной коляске. Однако это не стало препятствием для занятий любимым делом.

– Идея снять кино о чемпионе Паралимпийских игр сразу зацепила меня, – говорит Витрянюк. Фильм «Со дна вершины» – о силе духа, умении преодолевать сложнейшие обстоятельства (подробнее о проекте – в номере «СК» за 18 июня с.г. – Ред.). – Однако прежде чем запустить этот проект, нам вместе с моими коллегами Тамарой Цоцория и Константином Кутуевым пришлось приложить очень много сил. Мы сменили несколько авторов сценария, режиссера – он, как нам показалось, не услышал, не прочувствовал, какой душевной глубины должен быть фильм.

Самую драматическую, знаковую сцену фильма – выпускной вечер на теплоходе – сначала планировали снимать в Москве.

– Я вспомнил о том, какая красивая Волга, впечатляющие пейзажи в Ульяновске, и стал уговаривать коллег снимать здесь. Было непросто, но мне все же это удалось, – говорит Руслан. Для того, чтобы привезти актеров и съемочную группу в родной город, ему даже пришлось прервать свое лечение. – Я и мои друзья были приятно удивлены красотой и чистотой города. Для меня же важно, что повсеместно есть пандусы.

– В Ульяновске планируется построить киностудию. На твой взгляд, эта идея жизнеспособна?

– Сегодня в России снимается огромное количество фильмов. И в стране за последнее время построено несколько киностудий, удовлетворяющих запросам отечественных кинематографистов. Но всегда встает вопрос цены. Если говорить об ульяновской киностудии, здесь есть где разгуляться: леса, поля, горы, реки.

А у самого проекта есть будущее. Но будет непросто. Главную сложность в привлечении проектов ему еще предстоит испытать. В наше время успех проектов во многом определяется удаленностью от Москвы. Но самолеты сюда летают. В поезде одна ночь, и ты на месте. Посмотрим. В любом случае – желаю удачи!

– Руслан, у тебя нет желания привезти в Ульяновск режиссеров и актеров из Голливуда?

– Голливуд невозможно никуда привезти. Он сам приходит. Хотя мы можем предложить именитым режиссерам несколько интересных идей. К примеру, я думал над идеей снять фильм о трагедии теплохода «Александр Суворов», которая произошла здесь в 1983 году. Но это должна быть история о сильных людях и правильной патриотической направленности.

Для меня, как для сына генерала, «патриотизм» не пустое слово.

Дмитрий Минаев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.