Жители села Урено-Карлинское Карсунского района бьют тревогу. Через месяц — 1 сентября, а их школа абсолютно не готова к приёму детей. Начало учебного года под угрозой срыва. Причиной тому, считают люди, недобросовестный подрядчик, который начал и никак не закончит в школе ремонт.

«Приплыли»
Известия о том, что на основательный ремонт школы наконец-то, впервые за 30 лет её существования, по областной программе выделили деньги, более 1,8 млн рублей, жители Урено-Карлинского ждали давно. Всё это время родители учеников на текущий ремонт скидывались сами, по мере необходимости.

Чтобы выбрать подрядную организацию, которая будет делать ремонт в школе, были проведены электронные торги.

— Как нам потом объяснили, подрядчика выбрал компьютер. Вроде как, так с коррупцией борются, компьютер же взяток не берёт. А этот подрядчик предложил самые лучшие условия, — рассказывают родители.

В школу привезли некоторые материалы, приехала сначала одна бригада рабочих, но им, как говорят люди, видимо, перестали платить за работу, и они мыкались по селу, прося еду у местных. Потом приехала другая партия рабочих. Сняли старое покрытие крыши и… пропали. Просто не вышли на работу. И тут как раз начались июльские дожди. Никакого навеса горе-строители не сделали, и в итоге классы и лестничные пролёты залило водой.

Сейчас по школе страшно ходить: в учебных кабинетах отсырели стены, потолки, кое-где уже появилась плесень, отходят обои, линолеум вздулся, в одном классе даже отвалилась гардина. На сгруженных партах уложены в стопки промокшие учебники. В компьютерном классе испорчена вся техника. Все труды и деньги родителей «уплыли» за считанные дни. Бросились звонить подрядчику, а он даже трубку не берёт. Рабочих и след простыл. Когда стало ясно, что дело тёмное, руководство школы и родительский комитет начали бить тревогу.

«Тёмная личность»
– Чиновники из министерства образования области наводили справки о подрядчике. Оказалось – «тёмная личность», про которую никто ничего не знает, — рассказывает директор школы Виктор Владимирович Мартьянов. — Торги разыгрывали без меня, я даже не в курсе был. Изначально тендер выиграла какая-то другая фирма, но у неё не было банковских гарантий, и её внесли в «чёрный список». В итоге тендер выиграл второй по счёту подрядчик, ему и досталось право на ремонт в нашей школе. Потом уже мы узнали, что у него в прошлом году в Карсуне тоже были какие-то проблемы с ремонтом… Нашей ситуацией занялась карсунская прокуратура, оттуда приезжали разговаривать со строителями. А что рабочие? Трое таджиков — «моя твоя не понимай»… Моя ошибка в том, что надо было сразу же писать письма, как только стало ясно, что здесь что-то не так. Но мы рассчитывали на добросовестность подрядчика. В итоге все в районе в курсе, в каком мы положении, но в ответе за всё я один.

Деваться некуда
И директор, и учителя, и родители в один голос говорят: вряд ли школу успеют привести в порядок ко Дню знаний.

В Урено-Карлинское то и дело приезжают комиссии, все уверяют, что держат ситуацию на контроле, обещают составить план строительства, за выполнением которого будет следить совет школы. Но на главный вопрос: кто будет возмещать ущерб? за чей счёт будут восстанавливать залитые классы? – все лишь разводят руками. И никто ничего не делает или делает, но как-то втихаря, не информируя людей, которые места себе не находят. Рабочие то появляются, то снова пропадают, материалов нет, крыша по-прежнему в разобранном виде. Куда пойдут учиться 1 сентября сто детей, неизвестно.

— Если за месяц ситуация не исправится, нам предложили такой вариант: младшие классы будут заниматься в клубе и в детском саду, старших отправят учиться в Теньковку, в Белозерье, в Языково. Но нас, родителей, такой расклад не устраивает. Детсад у нас в таком же состоянии, как и школа, ремонт там делают только косметический, опять же за счёт родителей.

– В садике мы все не разместимся, — подтверждает директор. – А возить детей в другие села у нас нет возможности, автобус рассчитан на 22 человека, а у нас 100 учеников.

Всё, что остаётся учителям и родителям, — это надеяться, что многочисленные комиссии, уверяющие, что они «в курсе их проблем», ускорят работы, чтобы дети могли пойти в родную отремонтированную школу, как положено – 1 сентября.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.