В редакцию «Молодёжки» из Палаты справедливости и общественного контроля в Ульяновской области было передано письмо жительницы Димитровграда Лидии Николаевны Танишевой. Публикуем его с незначительными сокращениями.
«10 августа 2015 года я везла тяжелобольного мужа на машине в Димитровград из Москвы. Он лечился там в урологическом отделении 50-ой городской больницы. Когда мы проезжали Саранскую область, где-то около 18.00, ему стало плохо. Пришлось вызвать скорую помощь. Откликнулись немедленно, попросили остановить машину на перекрестке. Приехали быстро две женщины, участливо расспросили о болезни, выразили сочувствие, моментально оказали помощь. Я очень им благодарна.
В Димитровград прибыли около 22.00. Сначала стали вызывать «скорую» навстречу – не выехали, велели самим добираться. А когда мы добрались, нам отказали в помощи. Нас встречали пятеро мужчин, которые могли спокойно донести больного до реанимации. «Умирающего мы не примем. У нас нет реанимации. Спасать его некому», — говорили два здоровых лба, нагло улыбаясь. Пришлось везти домой, вызывать «скорую» на дом.
Утром муж очнулся, попросил пить и есть. Вызвали врача, попросили, чтоб быстрее пришёл. Врач пришел к 11.00, и то когда позвонили в полицию в Совет ветеранов, чтоб посодействовали. К вечеру мужу стало опять плохо, он начал задыхаться. Снова вызвали «скорую». Приехали две женщины, оказывали помощь добросовестно, но время было потеряно, целые сутки. Решили везти в приемный покой, куда сутки назад нас не приняли. Мужа выносить некому, это не Москва, в Москве к таким больным присылают двух молодых крепких мужчин: один – врач, другой – фельдшер. Я побежала по соседям, собирать мужчин, врач «скорой» на улице поймала двоих парней. Кое-как вынесли с третьего этажа хрущевки на улицу, переложили на носилки, задвинули в машину. Повезли навстречу смерти…
В приемном покое встречал один из тех, кто был 10 августа вечером и не принял нас. Пока выдвигали из машины, толкали по асфальту в приемный покой, муж умер, широко открыв глаза на этот несправедливый мир. Дочка кричала: «Папа, дыши!» — рыдала, не веря, что он уже не вернется к нам. А в это время медсестра хохотала и сквозь хохот кричала: «А мне хоть в рай, хоть в ад его!» Это про моего мужа, майора милиции, Танишева Валерия Ивановича, который верой и правдой прослужил 27 лет, защищал этих людей, подставлял свою грудь под ножи и пули.
35 лет назад мой муж вечером пришел на озеро и увидел там голого молодого врача, которого обворовали. Врач стоял беспомощный. И мой муж, забыв, зачем пришел, в течение 15 минут в темном лесу нашел и задержал троих воров, заставил их вернуть одежду врача и вызвал наряд милиции. Даже в роддоме в 1985 году, когда на свет появилась моя первая дочь Алина, его в окне увидела женщина и рассказала, как он ее спасал от бандита, когда ей было 17 лет. Подружки побежали в милицию, где дежурил Валерий Иванович. Он нашел где-то машину, собрал дружинников, милиционеров, вместе они догнали и задержали преступника. А когда ему понадобилась помощь, ему было отказано людьми в белых халатах, которые когда-то давали клятву Гиппократа, но уже давно ее забыли.
Но это еще не все. Дальше были похороны. Утром в 9.00 в Совет ветеранов сообщили о кончине, позвонили начальнику полиции, которого не было на месте, секретарю сказали, что хоронить не на что. Сказали ждать до 14.00. После двух часов дня явился председатель Совета ветеранов МВД Яглеев Аркадий Илларионович. Принес бумажный венок (дочери мои ужаснулись от вида этого венка) и две бумажки в руку мне сунул, дал указания, куда и кому писать за помощью в похоронах, и сказал ждать в течение трех месяцев. И если бы племянник моего мужа из Москвы не прислал денег, я не знаю, как бы я хоронила своего майора милиции.
На похоронах не было никого, кто с ним раньше работал. Видно, забыли сообщить, а может быть, все поумирали. Некоторых людей я встречала после похорон. Они не знали о смерти мужа. Я понимаю, его не любили. Он был изгоем: не пил, не курил, не брал взяток. «Это такая сволочь. Ему предложишь взятку, а он уголовное дело заведет», — говорил один уголовник. Я вспомнила известный фильм Никиты Михалкова «Урга, или Территория любви». Там умерший дядя главного героя лежал в камышах, и его орлы клевали. Наверное, так и мы будем хоронить честных и бедных людей: бросим где-нибудь за городом, чтобы птицы их клевали. Честные и порядочные люди никому не нужны.
Из характеристики Танишева В.И., 1941 года рождения: образование высшее юридическое, старший участковый, инспектор, майор милиции. Работал в Димитровградском ГОВД с 15 февраля 1967 года. На протяжении 27 лет занимал должность оперативно начальствующего состава. Имеет правительственные награды, медали «За безупречную службу» в МВД 1, 2, 3 степени, медаль «50 лет советской милиции». Награжден нагрудным знаком «Отличник милиции». По службе многократно поощрялся УВД, ГОВД, горисполкомом за хорошую работу и дисциплину. Лишь за 1993 год имеет 16 поощрений…
Похоронили его, как бомжа – кинули в могилу где-то на окраине. Никто из его товарищей не помог ни в выборе места, ни в организации похорон. Когда я обратилась к Яглееву, что мужа должны хоронить, как военного, он ответил: «Сейчас не Советская власть». А какая?
Теперь о пенсии вдовы. Вдове положено 40% от военной пенсии мужа. Не 50, а только 40 процентов. Могли бы назначить хотя бы 70%. Это за какие грехи жен военных обидели? Гражданским только заявление написать о переходе на пенсию мужа. А я, чтобы получать пенсию на 1000 рублей больше своей, должна доказать в суде, что я была на иждивении мужа. Для этого я собирала столько документов, сколько я за свою жизнь (мне 68 лет) не собирала. Суд был 5 октября, а его решение можно было забрать через месяц. И это не все. Я должна написать заявление о переходе и еще кучу документов привезти в пенсионный отдел УВД. Как же можно так мучить пожилых людей?»

Лидия Николаевна Танишева.
От «МГ». Оставляем это письмо без комментариев. Что сейчас можно ответить вдове майора милиции? Чем помочь? Как поддержать семью после всей той несправедливости, что она вынуждена терпеть? Присоединиться к обсуждению вы можете в комментариях

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.