…А как Вы считаете, о шлепке идет речь или о семейном насилии?

Вероника Николаевна:
— До абсурда хотят довести закон о воспитании детей, глупость несусветная. В редких семьях шустряки-мальчишки в детстве не получали за свои шалости ремня. Даже известный педагог Макаренко однажды не сдержался и залепил пощечину отвязному негодяю, но тот, отрезвев, понял свою вину, а впоследствии стал опорой своему учителю, вырос порядочным человеком. А вот ежедневные истязания малолетних — это уже садизм и уголовщина. Озлоблено нынешнее общество, кругом — несправедливость, ложь, повсеместное ухудшение жизни. Не выправить это ужесточением законов.

Александр Болонкин:
— Считаю, что депутаты занимаются не тем, что им положено. Есть специалисты, они и разберутся — семейная ли это ссора или уголовное дело. Страна переживает расцвет преступности. С коррупцией не могут справиться, в том числе и в нашем регионе. Сколько чиновников под следствием или отбывают наказание, а сколько — в тени! В Китае за коррупционные преступления расстреливают, у нас же — хотя бы пожизненный срок давали. А то сидят в своих креслах и рассуждают о шлепках по попкам. Я не за мордобой, конечно, воспитывать надо другими методами, но не уголовщину же шить по любому поводу… Раньше наказывали ремнем и не считали преступлением.

Александра:
— Нельзя на беззащитного ребенка руку поднимать, неужели слов нельзя найти, чтобы он понял свою вину? Просто надо самим родителям учиться терпению и выдержке. А на женщину замахиваться или силу применять по отношению к более слабому… Да таких негодяев точно к ответственности привлекать надо и строго судить. Я — за.

Владислав Викторович, 4-й микрорайон:
— Шлепали детей за непослушание и в прогрессивной семье Ульяновых. В том числе получал шлепки и Володя, будущий вождь мирового пролетариата. Был случай, когда к Ульяновым пришел священник, Илья Николаевич посетовал на непослушание детей. И священник одобрил наказание. Володя вспылил, выбежал во двор, сорвал с себя цепочку с крестиком и затоптал ее. Таким образом мир заимел себе воинствующего атеиста. Поэтому надо немного разбираться в ситуации, прежде чем детей наказывать. Что касается рассмотрения этих вопросов Госдумой, то депутаты, успев только получить удостоверения, надев значки, забыли об обещаниях, даваемых при агитации, и начали рассматривать второстепенные вопросы. Поэтому депутатов надо опустить на землю, дать им не министерские заработки, а средние по регионам, откуда они избирались.

Татьяна Александровна:
— С детьми надо разговаривать родителям, время уделять. Сейчас часто родители заработками заняты, их на детей не хватает, это неправильно. Но если все равно недопонимает, надо как-то наказывать, в угол ставить. Ничего страшного в этом нет, своих детей я тоже наказывала. Если не наказывать, могут совсем распоясаться. Конечно, не пороть, но повышать голос-то можно. А то слишком много прав дали детям, их уже и родители, и учителя боятся.

Андрей Антонович:
— Я думаю, что этот закон раз-другой пригодится властным чинам, политической мракобесной системе в борьбе с неугодными — шлепок сделают преступлением.

Ильгиз:
— Депутаты вроде бы должны другим заниматься, а не лезть в семейные дела. Детей, конечно, без наказания невозможно воспитать, но только в пределах разумного, без садизма, как иной раз бывает. Если ребенок понимает, что получит за недозволенное, то будет расти как надо. Привлекать к физическому труду надо. А депутаты пусть решают проблемы, хотя бы такие, чтобы те же дети, о которых они так пекутся, жили в достатке и благополучии.

Записали Елена ЗЫКИНА и Лидия ПЕХТЕРЕВА