Установленное в области время (на час впереди Москвы) снова вызывает нарекания ульяновцев, и они обращаются к СМИ, чтобы те, то есть и мы тоже, подняли эту тему, поскольку, как они уверяют, «стало еще хуже».

Кого-то новое время не устраивает тем, что вставать утром и идти на работу или по каким-то делам приходится, когда на улице еще темно. Кто-то недоволен, что телепередачи, к которым они привыкли, передвинулись на час позже и смотреть их стало неудобно. Ну и так далее. Мы в свое время тоже были против перевода часовых стрелок на час вперед, и не столько потому, что это чему-то в жизни мешает, сколько потому, что считаем переводы стрелок хоть вперед, хоть назад бессмысленными. Всегда найдутся люди, для кого новый временной режим не будет совпадать с его личным распорядком дня.

Время на час назад было неудобно тем, что зимой темнеет слишком рано, и, например, детям приходилось даже после первой смены идти из школы уже фактически ночью. Сейчас в этом смысле стало чуть полегче — в три часа дня еще не ночь. Но ударило по тем, кто рано встает и рано идет на работу или в ту же школу, так как в семь-восемь утра — все еще не день, и ребятишек мне лично ужасно жалко. Я вижу их из своего окна, когда они идут в утренних потемках на занятия — с рюкзаками или ранцами на спинах и какими-то пакетами в руках, которые младшеклассники волокут почти что по земле. «Боже, за что?!» — думаю я в такие моменты. Так же я думал, когда они попадались бредущими в потемках из школы домой.

И ведь исправить ничего нельзя. Прибавишь час светлого времени утром — украдешь его у послеобеденного периода. Прибавишь в послеобеденное время — украдешь у утреннего. Примерно на эту тему на сайте радио «Эхо Москвы» появилась только что грустная и почти философская зарисовка. Автор — некто Владимир Гуреев, кто это такой, я не знаю. «Шел сегодня ночью, простите, утром, по городу, — пишет он, — и думал, что же было в головах у наших предков? Вот смотрите, еще нет электричества, нет отопления, нет интернета, сериалов нет, нет глинтвейна, нет божоле нуво, нет даже вина «Злокозненный монах» производства московского завода винных напитков, нет шерстяных носков и нафтизина, нет летнего времени и зимнего времени, может быть, времени вообще нет. Что, что заставило нашего предка, который привел других наших предков в земли, где зима продолжается с октября по апрель, где восемнадцатичасовая ночь разрывается неуверенным серым промежутком, где даже белки не могут понять, зачем и за что они здесь, что заставило его остановиться и сказать: «Нормально, теперь здесь жити будем»? Чем он руководствовался? Почему они все время шли на север? Почему ему никто не возразил? Почему никто не сказал: «Вася, мы же родину себе ищем на века, давай, может, еще немного вложимся, не руби с плеча!»? Не то, чтобы у меня были какие-то претензии, но хотелось бы понять логику».

Проблема, словом, в том, что зимой у нас восемнадцатичасовая ночь, а летом — восемнадцатичасовой день, и, как стрелки ни крути, из этого круга не вырвешься. Конечно, Васе, который нас сюда привел, тогда, на заре веков, не надо было вставать в шесть на работу, а до нее не надо было еще успеть завести младшего ребенка в садик, а старшего — в школу. Ему надо было, может быть, раз в неделю выйти в лесную чащу, расчистить приготовленную для мамонта яму от следов старой охоты и укрыть ее свежими ветками, и потом периодически проверять, попался в нее очередной трофей или все еще нет. Если попался, им заняться.

И еще проблема в том, что люди, принимающие сегодня решения, по большей части, видимо, глубоко невежественны. Они не знают астрономии и хода небесных тел, не понимают, что такое часовой пояс, какой из них «наш», а какой «не наш», не ведают, где мы окажемся, если перевести часовые стрелки вперед, и где, если перевести их назад. Когда добивались последнего перевода времени в регионе, они призывали вернуть «наше время» и перейти «в наш часовой пояс», хотя именно до этого перевода мы были в нашем часовом поясе и у нас было наше время, а после перевода оказались в уральском часовом поясе. Но и это все непринципиально. На мой взгляд, надо уже успокоиться и больше вообще не экспериментировать со временем и не переводить куда-либо часовые стрелки. Не в них дело, а в том, что предки наши, как говорит выше Владимир Гуреев, зашли слишком далеко, и мы теперь тут живем. Что же касается телепередач, то галиматья в них, выносящая мозги зрителей, идет, по-моему, круглосуточно, и вместо одной в привычное время можно смотреть другую, но тоже галиматью. Это непринципиально. Смысл в часовых манипуляциях, возможно, был бы, если бы существовали серьезные исследования о влиянии этого всего на здоровье человека, но их нет и не будет. А если появятся, то наверняка ложные, сделанные за деньги и в интересах каких-нибудь жульских контор. И уж лучше пусть все остается как есть.

Юрий Кашинский