Сергей Поленов
Ситуация в кассах приема платежей за жилищно-коммунальные услуги близка к взрыву, в чем я убедился лично.

В субботу, 25 февраля, я зашел в кассу на улице Гончарова передать показания квартирных счетчиков. В помещении был страшный гвалт. У одного окошка женщина возмущалась тем, что управляющая компания сделала ей перерасчет и должна вернуть часть уплаченных денег, но вместо этого выставила задолженность. У другого посетительница подала кассиру свой платежный документ и громко требовала, чтобы у нее приняли платеж.

– Не могу я принять, – говорит кассир.

– Бери, – настаивает посетительница, – это твоя обязанность как кассира – принять деньги, других обязанностей у тебя нет.

– Не возьму, – отвечает кассир и подает женщине платежку обратно. Та резко швыряет ее назад и настаивает. Кассир выбрасывает платежку перед женщиной и указывает на какой-то листок.

– Вот инструкция. Не могу я взять у вас платеж.

– Бери за коммунальные услуги, за прочие услуги я платить не буду. Это мои деньги, и вы не вправе за меня решать, за что мне платить, а за что нет.

Сотрудница из соседнего окна выговаривала женщине:

– Что вы кричите, что это такое?! Вы где находитесь?!

Сказав ей, что касса не права, отказываясь принять плату и ставя потребителю какие-то условия, я ушел, ошеломленный тем беспределом, до которого все это дошло.

Посетительница могла смело заявить кассиру, что инструкция, на которую та ссылается, не больше, чем филькина грамота. Касса работает по агентскому договору с управляющими компаниями. Предмет договора – прием платежей населения за жилищно-коммунальные услуги. Юрисдикция этого документа, заключенного между двумя ООО, распространяется лишь на сами эти ООО и не распространяется на третьих лиц, включая потребителей услуг. Это не общегражданский нормативно-правовой акт, и любые ссылки как на сам договор, так и на внутриведомственные инструкции ООО с точки зрения потребителя ничтожны. С населением касса обязана работать не по своим бумажкам, а по федеральному законодательству и, в частности, по Правилам предоставления коммунальных услуг потребителям №354 от 6.05.2011 г.

Никаких полномочий по отношению к населению этими Правилами кассам не предоставлено – только прием денег. Условия типа «оплачивайте все, иначе плату не возьму», являются шантажом, то есть уголовно наказуемым деянием, о чем кассиры должны знать. Правила предусматривают и вариант неполной оплаты, и вариант оплаты или неоплаты каких-то услуг. Но главное – задолженность потребителей за услуги не является заботой пунктов приема платежей. Это забота исключительно управляющих компаний, которым Правила предоставили широкий спектр мер воздействия на должников. Тут и предупреждения, и ограничения в предоставлении услуг, за которые имеются долги, и прекращение предоставления таких услуг, и повышенные пени, и обращения в суды, и проч., и проч.

Ультиматумы же гражданам со стороны касс – это незаконный самозахват ими функций государственного репрессивного аппарата. А если у человека нет денег на оплату всего, что ему выставили, что ему делать: оплатить хотя бы часть услуг или идти с ножом на улицу, убить прохожего и, забрав у трупа наличные, отнести их в кассу и оплатить за все услуги ЖКХ? До чего вы людей-то довели и на что этим мордованием толкаете? И на что руководство ООО бросает своих кассиров, принуждая их к роли злобных мегер, при том, что их дело – лишь брать деньги и выбивать чек? Причем принуждая вопреки каким-либо официальным документам, то есть под сенью произвола. И где прокуратура, которая давно должна была дать по рукам за такие поползновения? Все это, когда властью становится касса некоего ООО, конечно, игра с огнем, чреватая взрывом, который может оказаться направленным как против местных властей, так и против федеральных. Обстановка в кассе на улице Гончарова 25 февраля была во всяком случае такой, что, кажется, чиркни только спичкой.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.