С конца прошлого года руководство Государственного академического Большого театра (ГАБТ) совместно с партнерами реализует масштабный волонтерский проект «Открой историю Большого», цель которого — создать общедоступную интерактивную базу данных о многолетней деятельности главного театра страны. Не последнее место в ней займет уроженец Симбирска Матвей Сахаров, в 1925-1937 годы — ведущий концертмейстер ГАБТ.

За роялем — Мотя
«Белой колоннадой и хорами высокая и светлая зала произвела на нас бодрое впечатление. Осталось опробовать акустику и мы попросили Мотю сыграть. Он открыл рояль. Раздались могучие аккорды, а мы окружили исполнителя и не заметили, как в залу вошел невысокого роста  полный лысый старик в черном фраке. “Прекрасно, друзья”, — проговорил он улыбаясь. “Кто это?” — спросил я у товарищей. “Граф Поливанов, предводитель дворянства”, — поспешили объяснить мне пансионеры (…)  На концерте Мотю слушали с наибольшим вниманием и мне он показался лучшим исполнителем на торжестве”, — так писал в своих воспоминаниях о Матвее Сахарове его одноклассник Николай Васильев. Действо происходило 12 декабря 1909 года на литературно-музыкальном вечере, посвященном 100-летию Симбирской классической гимназии, в помещении Дворянского собрания.

Музыкальный талант родившийся в Симбирске 29 мая 1894 года Матвей Сахаров унаследовал от своей матери, которая пела в музкружке и преподавала сольное пение. Вот как о ней писал известный симбирский педагог и краевед Алексей Ястребов: «Лидия Николаевна была замечательной певицей. Очень жаль, что она не использовала свои вокальные способности на оперной сцене или концертной эстраде». Не менее известной личностью в городе был отец, Иван Матвеевич Сахаров. «И.М.Сахаров, симбирский уроженец, был известным хирургом и работал в городской больнице, находящейся на Сызранской (ныне 12 Сентября) улице. Врач он был опытный, но с пациентами не очень церемонился: меньше всего обращал внимание на то, какую боль он причиняет больным при операции. В своих обращениях с больными подчас он был грубоват, но добродушен. Семья Сахаровых была очень культурная по тем временам. Все они были большими любителями музыки и пения», — писал Алексей Ястребов.

Музыкальные способности Лидия Николаевна нашла в своем младшем сыне и довольно успешно начала их развивать. Обучаясь в Симбирской классической гимназии, Мотя играл на фортепиано и пел в хоре. В 1912 году Матвей с легкостью поступил в Московскую консерваторию по классу рояля. Талантливому музыканту прочили большое будущее, но оно оказалось едва не перечеркнутым службой в Красной Армии. Вернувшемуся в Москву в 1921 году с отмороженными и частично парализованными пальцами рук, ему на несколько лет пришлось забыть о сольной игре на рояле. Пришлось осваивать должность концертмейстера.

«Сахаровская мельница»
Мешало Сахарову и дворянское происхождение семьи, хотя известно, что Лидия Сахарова (урожденная Чебоксарова) активно поддерживала первую русскую революцию, из-за чего была репрессирована царем. В Мостовой слободе (ныне поселок Мостовая) Сахаровы с 1901 года владели мельницей. Ни мельницы, ни родового имения за минувший век не уцелело. О прошлом напоминает разве что название тамошнего садового товарищества — «Сахаровская мельница». Больше имя знаменитого семейства в городе никак не отмечено.

Приезжавшая в 2005 году в Ульяновск внучка Матвея Ивановича Лидия Бурацкая, ныне проживающая в Москве, припомнила такой эпизод из жизни Сахаровых: «Матвей Иванович собирался на гастроли за рубеж. Ему специально для этого случая сшили замечательный костюм (он, судя по фотографии, и сам был замечательно красив и, говорят, талантлив). Но «сахаровское» прошлое в злополучные 30-е годы мешало карьере музыканта, в самый последний момент было отменено и долгожданное заграничное турне. С этого момента его карьера солиста-пианиста была полностью перекрыта из-за сахаровских родственников», — цитировал тогда «Симбирский курьер» слова Лидии Васильевны.

Приписывали Моцарту
В 1925 году Матвей Сахаров был назначен ведущим концертмейстером Большого театра. Виртуозные данные музыканта здесь раскрылись в полной мере. Певица и пианистка Марина Мирзоева так вспоминала о нем: «Для него не существовало никаких трудностей ни в одной области техники. Блестящие октавы, отличная мелкая техника, но самое главное – при этом звук какой-то особой протяженности, оркестральности. Это качество звука я могла бы сравнить только  с Рахманиновым”.

Ведущие солисты театра — Иван Козловский, Наталья Шпиллер, Ксения Держинская, Павел Лисициан, Анатолий Орфенов и др. — стремились взять в аккомпаниаторы именно Сахарова. Однако наиболее плодотворным и продолжительным стал его творческий союз с певицей, блистательной исполнительницей русских романсов Надеждой Обуховой. «Вот уж его работа точно сладкою не была! Надежда Андреевна каждый раз заново импровизировала номер. Ее неожиданные рубато нужно было улавливать с ходу, как гонщику – виражи горной дороги. Разгадку такого своеволия великой певицы находили в том, что она не «исполняла» романс, а переживала его, каждый раз заново» (статья Марка Седова «Её не слушали — ею заслушивались»).

С восхищением о дуэте Обуховой и Сахарова отзывался и Иван Козловский: «Обухова была неутомима и увлекала всякого, кто начинал с ней работать. Вопреки всем правилам Надежда Андреевна частенько принималась петь в час ночи. Я, как и многие люди, люблю тишину, но, когда начинал звучать голос Обуховой, всегда невольно охватывало волнение. И вот нередко случалось так: в гостях у Надежды Андреевны Матвей Иванович Сахаров — замечательный пианист, ее постоянный концертмейстер. Начинается музицирование. Я за стенкой, все слышу — не утерпится, шагаю к ним. И вот тут происходило некое таинство, когда от соприкосновения с незаурядным талантом словно вырастаешь сам, становишься духовно богаче. Это были незабываемые вечера. В один из таких вечеров у нас родился концертный номер: в дуэте мы пели «Ночи безумные…».

Иногда Матвей Сахаров привлекал для участия в аккомпанементе молодых солистов оркестра Большого театра Игоря Солодуева и Федора Лузанова, составлялось трио. Большинство народных песен записано Обуховой именно в сопровождении этих выдающихся музыкантов. Чаще всего Сахаров являлся и автором обработки этих произведений для трио. Талант Надежды Обуховой современники могут оценить именно благодаря Сахарову, поскольку все записи ее выступлений на радио и для грампластинок сделаны по инициативе симбирянина.

Матвей Сахаров, кроме всего прочего, является автором около двух десятков романсов на стихи русских поэтов: «Белеет парус одинокий», «Я верю, я любим», «Тишина» (Иван Козловский), «Что ты жадно глядишь на дорогу» и др. Примечательно, что музыку Сахарова к  «Колыбельной» («Спи, моя радость, усни») ранее приписывали Вольфгангу Амадею Моцарту как K. 350.

Матвей Иванович отметился и на педагогическом поприще. Будучи музыкальным руководителем ансамбля оперы, созданного Иваном Козловским, а позже — руководителем молодежной вокальной группы Всесоюзного радио, он преподавал в Московской консерватории.

Умер и похоронен Матвей Сахаров в 1958 году в маленьком городке Васильсурск на Нижегородчине.

Дмитрий Минаев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.