В июне 2017 года из-за замыкания в проводке супермаркета, который находится в жилом доме на проспекте Гая, 17 в Ульяновске, напряжение в сети подскочило до 380 вольт. Это привело к короткому замыканию и возгоранию в нескольких квартирах.

— Я в тот день гостила у мамы. Мне позвонили соседи и сообщили, что моя квартира горит, — рассказывает Ольга Александровна Лизавина. — Приехав домой, я увидела ужасную картину: входная дверь была взломана, внутри кухня почти полностью выгорела, зал и коридор черные от копоти. В шкафу вся одежда была черная от гари, вещи и ковры отмывала по нескольку раз, настолько всё пропахло дымом. Я спросила представителя МЧС о виновниках пожара, на что он мне ответил, что вины жильцов нет, кто виноват, конкретно не сказал. У меня на руках сейчас кипа бумаг, заключения от УльГЭС, от нашей жилищной конторы, от магазина. Я вызывала экспертную комиссию за свои деньги, по её заключению стоимость восстановительного ремонта составила 127 536 рублей 47 копеек. Я пошла искать начальство супермаркета. Пришла в контору с заявлением, но принимать жалобу не стали, объяснив, что начальство супермаркета находится в Москве. Вообще потом выяснилось, что супермаркет сдает это помещение другому магазину и, получается, он как бы не при делах. Что мне делать?

Лизавина наняла адвоката и уже с ним пошла по всем инстанциям. Источником скачка напряжения был признан магазин. Во многих квартирах в тот день из строя вышла бытовая техника. Например, в 11-ой квартире сгорели холодильник и микроволновая печь. В 12-ой взорвался зарядник и сгорели два телевизора. В 1-ой квартире загорелся монитор, его смогли потушить. В 15-ой квартире от замыкания загорелась проводка от входного звонка, оплавились ламинат, потолочная плитка.

Но больше всех пострадала именно квартира Ольги Александровны.

Железнодорожный районный суд вынес решение о возмещении материального ущерба в размере 120 тысяч рублей, хотя по оценкам убытков было гораздо больше. Моральный ущерб суд не принял во внимание.

Но через некоторое время магазин подал апелляцию, указав в ней, что замыкание произошло не по вине супермаркета, а по вине строительной организации, проводившей ремонт в помещении.

— Теперь получается, что деньги магазин мне не выплатит. Вину переложили на строительную фирму, мне теперь опять подавать в суд? — возмущается Ольга Александровна.

Когда закончатся мытарства женщины, никто не знает.

Евгений Шендриков

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.