«…Здесь наше сиротство находит мать, отца;
Прими же в дань – детей признательны сердца»
(Из стихотворения А.П.Скрытского, зачитанного им при освящении Дома трудолюбия в Симбирске 26 сентября 1820 года)
Самые продолжительные и яркие страницы в историю симбирской благотворительности вписала старейшая благотворительная организация – женское Общество христианского милосердия, существовавшее на протяжении целого века. «Дух благотворительности, отличавший всегда Симбирское дворянство, сострадательность к бедным и единодушное стремление облегчить участь их…, положили ему основание» (2).
Определенный вопрос вызывает дата основания общества. П.Л.Мартынов (3) называет 18 марта 1817 года. Со ссылкой на него эту же дату указывает В.Э.Красовский в «Хронологическом перечне событий Симбирской губернии» (1901) и другие авторы того времени. А в более ранних источниках, например, в Симбирском сборнике 1868 года (раздел «Хронологический перечень»), днем учреждения Общества названо 3 (15 по н.с.) марта 1818 года. Если принять вторую версию, то в эти дни можно говорить о 200-летии Общества христианского милосердия. Современные авторы называют как одну, так и другую дату, примерно в равной пропорции. Попробуем разобраться.
Идея создания благотворительного общества возникла во время Отечественной войны 1812 года. В Симбирск прибывали жители разоренной Москвы, жившие за счет частной благотворительности. Но реальные шаги были предприняты лишь в 1817 году. Вокруг жены губернатора Екатерины Осиповны Магницкой сформировался кружок симбирских дам, увлеченных мыслью оказывать помощь неимущим, и прежде всего – лицам «скрытой бедности», т.е. стыдящимся своего положения. Фактически основа обществу была положена. Но благотворительные общества того времени существовали под патронажем императорской семьи и могли считаться действующими лишь после Высочайшего соизволения. Губернатор Михаил Леонтьевич Магницкий принял деятельное участие в начинании супруги. 24 декабря он обратился к князю Голицыну с просьбой о ходатайстве перед императором. Дальнейшие события Магницкий описывал в письме, адресованном «Обществу христианского милосердия симбирских дам»:
«…19 февраля [1818] кн. Голицын уведомил меня, что имел счастье довести до сведения Государя Императора о намерении вашем учредить благотворительное общество под названием женского общества христианского милосердия. Его Императорское Величество, выслушав с особенным удовольствием изложение правил общества, весьма охотно соизволил на учреждение оного. …Ходатайствовал он [кн.Голицын] и у Государыни Императрицы Елизаветы Алексеевны о принятии звания Покровительницы сего общества. Приняв звание, Ее Императорское Величество поручила ему известить через меня вас, что стараться об облегчении бремени страждущего человечества считает священнейшею христианской добродетелью, а быть Покровительницей пекущегося о сем общества поставляет себе за особое удовольствие…» (1).
Письмо датировано 3 (15) марта 1818 года. Поскольку согласие императорской четой было выражено устно, то именно письмо М.Л.Магницкого является первым и главным документом, подтверждающим официальный статус Общества христианского милосердия, и вести речь о его 200-летнем юбилее можно с полным основанием.
«После сего и было открыто Общество христианского милосердия, о чем, через статс-секретаря Лонгинова, представлено было донесение Государыне Императрице вместе с кольцом (серебряное с чернью и надписью) (2). О кольце – знаке общества скажем далее. 25 апреля 1818 г. Елизавета Алексеевна в письме выразила благодарность и прислала в 1000 руб. «дабы совершенный успех в благотворительных подвигах и предприятиях общества пребыл навсегда залогом будущего его благосостояния и достойной наградою усердия и ревности». С тех пор эта сумма поступала ежегодно.
По Положению (Уставу) общества (1) его членом могла быть «всякая женщина христианского исповедания, какого бы звания она не была». Прием в общество осуществлялся президентом, вновь принятому члену назначалась должность и давался знак общества – серебряное кольцо с надписью-девизом «Блажен разумевай на нища и убога, в день лют избавит его Господь» (пс.40). Следовало внести какую-либо сумму, по своему усмотрению, а затем – 100 рублей ежегодно (впоследствии 30 руб.). Мужчины «без различия происхождения и звания», в зависимости от размера пожертвования могли быть благотворителями, комиссарами, секретарями или корреспондентами. Руководство осуществлялось правлением общества из президента и 6 членов, избираемых ежегодно. С 1838 года совет общества состоял из председательницы, попечительницы, одного члена из почетных дам и двух вице-президентов: почетного – губернатора и действительного – губернского предводителя дворянства (3). Общество никогда не было многочисленным. Больше всего членов – до 40 чел. – оно насчитывало в 1870-1880-х гг.
Своей целью общество видело «собрав сколь можно более суммы на помощь неимущим, раздавать ее, во имя Иисуса Христа, одним истинно бедным и вместо неопределенности частного милосердия составить постоянную им помощь». Кроме этого, ставилась задача выявлять всех, оказавшихся в тяжелом положении – вдов и сирот; ремесленников, от болезни в нищету пришедших; людей, разоренных несчастными случаями, – и стыдящихся просить милостыню. «В тайные жилища скрытой бедности будет оно стараться проникнуть, и тайным образом… внести в них утешение христианского милосердия». Для сбора сведений обо всех, нуждающихся в помощи, каждому члену правления поручалась определенная часть города. Предметами попечения являлись также тюрьмы, госпитали, больницы, богадельни, воспитательные дома, монастыри (1).
Помощь оказывалась не только деньгами на пропитание и одежду, но также на приданое бедным девицам, на погребение. Общество внесло средства на выкуп титулярного советника Соколова, захваченного в плен в Киргизских степях (2). Обо всех делах общества в начальный период трудно судить, т.к. его документы были уничтожены пожаром 1864 года. Другая причина – преимущественно скрытный, неафишируемый характер оказываемой помощи. В 1818 году было собрано частных пожертвований 7514 руб., еще 1000 руб. – полученных от императрицы Елизаветы Алексеевны. В 1820 г. капитал общества составлял 32 тыс. руб., а в 1837 г. – почти 94 тыс. руб. С 1838 года Общество было освождено от налогов и сборов; с 1840 г. одним из источников дохода стало исключительное право на продажу игральных карт в губернии (3). С 1818 по 1894 гг., не считая единовременных пособий, Обществом оказало помощь 82.236 нуждающимся (2).
Вскоре после создания общества губернатор М.Л.Магницкий был назначен попечителем Казанского учебного округа. В связи с этим Е.О.Магницкую на посту председательницы (президента) общества сменила одна из его основательниц Вера Александровна Ивашева, жена генерал-майора П.Н.Ивашева, единогласно избранная на собрании 23 февраля 1819 года. Эту должность она занимала до своей кончины в 1837 году. Затем общество возглавляли Елизавета Христиановна Кошкина, Ольга Николаевна Хвощинская; а с 1866 по 1906 гг. бессменной председательницей общества была Александра Кировна Бычкова, известная в губернии благотворительница.
Удивительно, но главным инициатором создания женского Общества христианского милосердия, его «душой» с полным основанием можно считать губернского предводителя дворянства князя Михаила Петровича Баратаева. И впоследствии он выполнял в обществе большую работу, с 1819 по 1835 гг. являясь его секретарем. М.П.Баратаев стал основателем, создателем и почетным попечителем первого основанного обществом учреждения – Дома трудолюбия. В 1846 году его портрет был помещен в зале Дома трудолюбия с надписью: «Князь Михаил Петрович Баратаев, положивший первое основание Симбирскому Дому Трудолюбия». История его такова.
В 1819 году председательница Общества христианского милосердия В.А.Ивашева через статс-секретаря Н.М.Лонгинова обратилась к императрице Елизавете Алексеевне с просьбой о зачислении нескольких девушек из бедных дворянских семей в Петербургский институт благородных девиц. На это императрица резонно ответила, что гораздо лучше завести в Симбирске собственный институт или пансион и выразила готовность оказать содействие. 8 июля 1819 г. на заседании членов Общества были обсуждены планы реализации высказанной императрицей идеи, получившей горячее одобрение. Вопрос был вынесен на очередные дворянские выборы в конце 1819 года. Одновременно князь Баратаев обратился к дворянам Симбирской губернии, проживавшим в Москве и Петербурге. В результате было собрано 25.597 руб. Императрица Елизавета Алексеевна назначила от себя 1000 руб. в пользу воспитательного заведения (9). Можно было приступать к реализации замысла.
На первом этапе были разработаны «Правила для Дома Трудолюбия». По ним целью заведения было «бедным и беспомощным детям женского пола, особенно же сиротам дать надежное убежище, и хотя ограниченное, но в общежитии необходимое образование». Далее: «Труд укрепляет здоровье, дает силу душевным способностям, укрощает порывы вредных страстей, порождаемых праздностью, предохраняет от нищеты, которою наказываются ленивые, делает человека полезным для самого себя и для других. По сему навык к трудолюбию да будет первым правилом воспитания в Доме Трудолюбия». В Дом трудолюбия принимались девочки 7-12 лет, дети бедных родителей «служивших отечеству с пользою по военной или гражданской части: но не исключаются и разночинские по уважению бедности и сиротства беспомощного».
Обучение в Доме трудолюбия было направлено на то, чтобы по выходе воспитанницы могли поступить на службу в частные дома. Поэтому наряду с изучением чтения, чистописания, Закона Божия, арифметики, рисования, основное внимание уделялось рукоделию. После окончания обучения воспитанницы получали все необходимое, а при выходе замуж или достижении совершеннолетия – денежное вознаграждение. Смотрительницы Дома трудолюбия обязаны были иметь добропорядочное поведение и педагогический опыт. Надзирательнице предписывалось находиться с детьми неотлучно: «Ее сердце, исполненное страха Божия и нежной любви к сиротам, должно внушать ей те же обязанности, какие мать имеет к детям своим». Заведовала Домом трудолюбия попечительница, избираемая правлением Общества. Почти 20 лет попечительницей была Авдотья Ивановна Белякова – «препопечительная и препочтеннейшая дама» (М.П.Баратаев).
«Правила для Дома Трудолюбия», составленные при непосредственном участии М.П.Баратаева, в сентябре 1820 года были Высочайше одобрены императрицей Елизаветой Алексеевной (9).
Дом трудолюбия был открыт 2 мая 1820 года. 12 мая газета «Казанские известия» опубликовала заметку: «При существующем в Симбирске Женском Обществе Христианского Милосердия открыт ныне Пансион для воспитания 10-ти бедных девиц, на счет сумм означенного Общества. В Пансионе сем предполагается обучать призираемых Русской грамоте, Закону Божию, всякому женскому рукоделию и хозяйству». Елизавета Алексеевна прислала для Дома трудолюбия 5000 руб. и подарила Обществу свой портрет «писанный с натуры живописцем Залесским» (сгорел в пожаре 1864 года). Кроме того, она приняла на свое иждивение двух воспитанниц. В то время Дома трудолюбия имелись лишь в Петербурге и Москве.
При открытии Дом трудолюбия помещался в наемном помещении. Правление Общества, понимая необходимость иметь собственное помещение, приобрело за 3500 руб. небольшой каменный дом с садом – флигель усадьбы Флинке на Свияжской (с 1832 г. Покровской) улице (9, фото 3-4, «План и фасад каменному флигелю, в каком виде куплен у иностранца Флинке для помещения в оном и воспитания бедных девиц», РГИА). В 1828 году надстроен 2-ой этаж по проекту М.П.Коринфского, впоследствии дом неоднократно перестаивался.
По окончании всех работ 26 сентября 1820 года архимандритом Серафимом совершено освящение дома с молебствием и произнесено слово о милосердии, представившее значимость покровительства, оказываемого императрицей. «Казанские известия» сообщали: «Затем воспитанницы окружили… портрет Государыни Императрицы Елисаветы Алексеевны…, а Корреспондент Общества, отставной Штабс-Капитан Гвардии Скрытский произнес… благодарственные стихи своего сочинения. Потом посетители осматривали все заведение, и с сердечным удовольствием видели везде порядок, чистоту и опрятность» (9).
Окончание далее
_______________________

Императрица Елизавета Алексеевна – первая покровительница Симбирского женского общества христианского милосердия и открытого им Дома трудолюбия.
1) «Российский Царственный Дом Романовых», издание для народа К.А.Бороздина, СПб, 1896.
2. «Галерея портретов Царствующего Дома Романовых из собрания А.Е.Бурцева», СПб, 1913.

Князь Михаил Петрович Баратаев, губернский предводитель дворянства, один из инициаторов создания Симбирского общества христианского милосердия, его бессменный секретарь, основатель Дома трудолюбия.

Первоначальный вид дома трудолюбия в Симбирске: чертеж и план, выполненный архитектором М.М.Рушко, 1820 (фрагмент).
«План и фасад каменному флигелю, в каком виде куплен у иностранца Флинке для помещения в оном и воспитания бедных девиц».

От Дома трудолюбия до Мариинской гимназии.

_______________________________

Часть 2 (окончание)
Управление, состояние Дома трудолюбия и установленные в нем порядки считались образцовыми не только в Симбирске, но во всей России. Заведение посетили два императора: Александр I и Николай I, оба имели очень высокое мнение о нем и оставили щедрые пожертвования. И.С.Жиркевич, бывший симбирский губернатор, писал в воспоминаниях («Записки Ивана Степановича Жиркевича. 1789-1848», Глава XXIV):
«На первый день св. Пасхи я обедал у кн.Баратаева… Он исполнял обязанности попечителя губернской гимназии и секретаря Общества христианского милосердия, существовавшего в Симбирске уже 15 лет. Первым учредителем оного был князь Баратаев, а председательница – супруга генерал-майора Ивашева, и все общество состояло под непосредственным покровительством императриц, сперва Елизаветы Алексеевны, а потом Александры Федоровны. Цель оного была – пособие нуждающимся, стыдящимся просить милостыню, воспитание и покровительство девицам, дочерям бедных чиновников и разночинцев. Первоначально число воспитанниц было 10, а затем, когда средства общества усилились, численность прибавилась до 20, потом до 30…
Заведение это помещалось в небольшом каменном 2-этажном доме с садом… Как внутреннее управление, так и воспитание… признано было примерным не только всеми, но и самим Государем, удостоившим… обозреть это заведение. Так как воспитанницы… принадлежали к бедному сословию и по выходе… встречались с нуждой, то вся роскошная обстановка… была устранена, и только самая строгая чистота, поддерживаемая самими воспитанницами, царствовала повсюду. Мебель, кровати, постельное белье были самые простые, еда тоже, но сытная, …все работы… девицы исполняли собственноручно… Занятия их заключались преимущественно в рукоделиях и в преподавании некоторых новейших языков и других предметов, необходимых, чтобы быть порядочной гувернанткой, музыки и танцев – …в виде усиленного моциона.
…Заведение ни разу не испросило пособия от казны, а поддерживалось одною частною благотворительностью, и… благодаря разумному и честному управлению… насчитывало капиталу до 70 тыс. руб.».
Далее И.С.Жиркевич приводит отзыв о Доме трудолюбия товарища министра вн. дел графа Строганова, побывавшего в Симбирске в 1834 году: «Это так хорошо, что я в Петербурге ничего лучшего не видывал. …Во всем практический смысл…, начиная с воспитания и кончая самим помещением. Воспитанниц здесь не готовят для блестящих приемов…, а выйдут хорошие помощницы для своих неимущих родителей, могущие сами заработать себе кусок хлеба. …Все так чисто, опрятно, уютно. Непостижимо – кем все это держится и кто этим руководит?!»
4 ноября 1847 года по именному указу Николая I, в память первой покровительницы, покойной императрицы Елизаветы Алексеевны, Дом трудолюбия был преобразован в 3-классное Елизаветинское училище «с оставлением в прежнем II-м разряде Женских учебных заведений».
С 1820 по 1865 гг., в Доме трудолюбия – Елизаветинском училище получили воспитание 1035 девушек.
Здание Елизаветинского училища сильно пострадало в пожаре 1864 года, воспитанницы разъехались. С 1863 года на Большой Саратовской улице существовало Мариинское училище, с 1 декабря 1864 г. преобразованное в гимназию. После пожара принц Петр Георгиевич Ольденбургский предложил присоединить Елизаветинское училище к Мариинской гимназии с наименованием Елизаветинского пансиона. Общество христианского милосердия охотно согласилось, предоставило свой дом в распоряжение Мариинской гимназии (где, в отстроенном здании, она и находится), а само взяло на себя новую трудную задачу.
«Общество не могло оставить без помощи детей бедных погорельцев, лишившихся в пожар отцов и матерей, скрывавшихся в обгорелых домах, подвалах и погребах, умиравших в продолжение зимы на виду у всех от болезней, голода и холода. Общество решило призреть этих несчастных, хотя на время, чтобы облегчить их бедственное положение» (2). Общество решило устроить убежище для детей погорельцев (подробнее в материале от 15 февраля 2018 г.). Первоначально оно было открыто в с.Вырыпаевке, в доме помещика Насакина, и не имело необходимых условий и средств, хоть и было принято под покровительство принца П.Г.Ольденбургского. Письма, разосланные по губернии и стране, обращение к Императорскому Дому принесли результаты. Вскоре был собран капитал в 50 тыс. руб. Император Александр II повелел передать Обществу дом удельного хозяйственного училища в Конно-Подгородной слободе (Удельное ведомство вело дела личных владений императорской фамилии, а значит, здание училища было царской собственностью) и 5000 руб.
В убежище нашли приют до 170 детей обоего пола (2, 4). Через 2-3 года родители многих из них отстроились и смогли взять своих детей обратно или поместить их в школы либо мастерские. На попечении Общества остались 74 круглых сироты (там же), положившие начало постоянному детскому приюту. Позже в приют стали принимать только девочек-сирот. Императрица Мария Федоровна, в память своего посещения приюта 20 июля 1869 г., приняла его под свое покровительство.
В приют принимались девочки-сироты в возрасте 3-12 лет. Их обучение и воспитание строилось на тех же основах, что и в Доме трудолюбия – подготовить к самостоятельной (бедной) жизни и самостоятельному заработку. Чистота, идеальный порядок, ничего лишнего в быту, полное самообслуживание. Воспитанницы обучались основам наук, рукоделию, работали в саду и огороде приюта. После выпуска более способные девушки становились сельскими учительницами или фельдшерицами; других Общество устраивало прислугой в частные дома.
За четверть века нахождения приюта в ведении Общества христианского милосердия (1864-1889) воспитание в нем получили 2925 девочек-сирот (2), к началу 1898 г. в приюте было 45 воспитанниц (3).
3 января 1889 г. Общество передало приют Симбирскому губернскому попечительству детских приютов – в прекрасном состоянии, со зданием, домовой церковью, всеми постройками, садом и имуществом, а также 25 тысячами рублей (13.000 из средств Общества и 12.000 принадлежавших приюту), за что удостоилось Высочайшей благодарности. Еще 1800 руб. ежегодной субсидии приюту назначила Земская управа.
Общество христианского милосердия, одновременно продолжая свою постоянную деятельность, основное внимание обратило на создание нового благотворительного заведения.
Мещанин Александр Иванович Зотов, скончавшийся в 1881 г., завещал городу свой дом по Петропавловскому спуску, с условием открыть в нем богадельню для лиц, неспособных содержать себя «по бедности, старости и дряхлости». Дар был принят, но как раз в это время А.П.Кирпичников пожертвовал два больших дома и деньги на устройство богадельни. Дом Зотова оказался лишним и пустовал. В марте 1891 года Общество христианского милосердия ходатайствовало о передаче ему дома для открытия приюта для подкидышей, каковое желание было высказано императрицей Марией Федоровной при посещении Симбирска в 1869 году. К сожалению, эта просьба не могла быть выполнена, т.к. А.И.Зотов завещал дом с условием устроить в нем именно богадельню. Тогда первоначальные планы были изменены: Общество решило открыть приют для престарелых и убогих женщин.
Приют был открыт 27 октября 1891 года, и в память 25-летия бракосочетания императора Александра Александровича и императрицы Марии Федоровны получил наименование «Серебряный приют Общества христианского милосердия». Ветхий дом Зотова оказался непригодным для намеченной цели, поэтому поначалу приют разместился в наемной квартире. В 1892 г. дом был снесен, а на его месте Общество построило новое здание, затратив 10.000 руб. (3).
По утвержденному Положению, в приют помещались престарелые, убогие и увечные женщины, без различия сословий и вероисповедания; численность их на первое время определялась в 10 человек. В 1891 г. призревалось 14 женщин, в 1898 – 19, в последующем число доходило до 34-х. Кроме того, вне заведения ежегодно 20-30 пансионерок получали помощь в виде ежемесячного пособия от 2 до 5 рублей (7). На содержание приюта Общество ежегодно выделяло 1300 руб., привлекая также пожертвования, сборы со спектаклей и концертов, устраиваемых в пользу приюта.
Общество старалось поддерживать свою высокую репутацию. Уездный предводитель дворянства М.Зимнин писал о посещении Серебряного приюта: «Каждый из призреваемых окружен полным довольством и вниманием, не встречается даже малейших условий, могущих затронуть их старческое самолюбие, и полное довольство отражается на состоянии их духа» (6).
К сожалению, лучшие времена Общества христианского милосердия миновали. Филантропические настроения в обществе убавились, дворянство обеднело. К тому же возникли новые благотворительные организации. Пожертвования, и без того скудные, тонкими ручейками растекались в разных направлениях. Общество испытывало значительные финансовые трудности. Отчасти этим можно объяснить коллизии, возникшие в Серебряном приюте в начале 20 века.
По Положению проживание в приюте было бесплатным. Те не менее, в условиях непоступления членских взносов и пожертвований, Общество начало взимать деньги с призреваемых. За отдельную комнату следовало уплатить не менее 10 руб. в месяц, за место в общей палате – не менее 5 рублей – за стол и уход. Правилами не допускался прием в приют своекоштных пансионерок на условиях пожизненного содержания. Однако, по устной договоренности с руководством, на «вечное содержание» принимались женщины, внесшие крупные суммы.
Попытки разрешить финансовые проблемы за счет подопечных зашли слишком далеко. В 1905 г. Общество потребовало от своекоштных пансионерок (т.е. уже внесших плату) ежемесячно оплачивать свое пребывание в приюте. Старушки оказались не в состоянии это сделать, и их начали выживать из приюта. Лишили стола, запретили готовить на кухне, перевели в общую спальню, перестали отапливать помещения. По сути – просто выгнали. 10 человек, отдавшие приюту последние сбережения в надежде иметь кров и пищу в старости, оказались на улице. Вернуть уплаченные деньги им отказались по причине отсутствия таковых в кассе.
Пострадавшие обратились в Ведомство учреждений Императрицы Марии и в суд, полностью признавший правоту истиц. Общество было вынуждено выплатить внесенные ими суммы, лишившись значительной части своего скудного бюджета. А разразившийся скандал значительно дискредитировал Общество в глазах общественности, невзирая на прежние заслуги (7).
В 1906 году председательницей Общества христианского милосердия стала Екатерина Максимилиановна Перси-Френч, образцовая землевладелица, благотворительница, попечительница Общины сестер милосердия Красного Креста, член Симбирской губернской ученой архивной комиссии и ряда других организаций. Но даже ее огромный авторитет не мог восстановить репутацию Общества, придать новый импульс его деятельности и обеспечить приток пожертвований. Постепенно Общество прекратило все виды благотворительности кроме содержания приюта. 1913 год ознаменовался поступлением заявлений многих дворянок «об увольнении их от звания членов женского Общества христианского милосердия». Начавшаяся вскоре война и связанные с ней экономические трудности довершили процесс распада. В 1916 году деятельность Общества полностью прекратилась (7).
Источники:
1. «Учреждение Симбирского женского общества христианского милосердия», Симбирск, 1880.
2. «Краткий исторический очерк о деятельности Симбирского общества христианского милосердия, со времени учреждения его, с 1817 года по 1894 год», Симбирск, 1897 (2-ое изд.).
3. П.Л.Мартынов «Город Симбирск за 250 лет его существования», Симбирск, 1898.
4. «Благотворительные учреждения России», СПБ, 1912.
Современная библиография:
5. Л.Котляровская: «Милосердие симбирянок» («Ульяновская правда» от 21 марта 1992); «Блажен разумевай на нища и убога…» («Симбирский курьер» от 29 июня 1995).
6. И.Кдрасова «Блажен, заботящийся о нищем и убогом» («Мономах» 2001-1).
7. А.В.Федулова «Частная благотворительность… (на примере Симбирского общества христианского милосердия»)» («Казанская наука», сборник научных статей, 2010-10)
8. Е.В.Маханцева «Становление и развитие Общества христианского милосердия…» («Симбирский научный вестник» 2012-4).
9. Е.К.Беспалова «Новые архивные материалы – источники расширения экспозиции музея Мариинской гимназии в Ульяновске» («Вестник Ленинского мемориала», вып. 14, 2013).

_________________________________________

Детский приют Общества христианского милосердия в Конно-Подгородной слободе.
«Благотворительные учреждения России», СПБ, 1912.

«Серебряный приют» для престарелых и убогих женщин Симбирского общества христианского милосердия.
«Благотворительные учреждения России», СПБ, 1912.

Екатерина Максимилиановна Перси-Френч, последняя председательница Симбирского общества христианского милосердия. На 2-м фото – с сотрудниками Красного Креста.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.