Пожилые ульяновцы жалуются на невозможность получить полагающееся пособие по уходу в размере 1200 рублей в месяц.

«Государство взяло на себя обязанность выплачивать тем, кто умудрился дожить до 80 лет, по 1200 рублей в месяц. Это «пособие по уходу», — пишет в редакцию Зоя Петровна с улицы Полбина. — Но деньги просто так не выплачиваются. Для этого я должна найти человека, который будто бы согласился за мной присматривать. При этом кандидат должен быть трудоспособным, но не получать ни зарплату, ни пенсию, ни пособие по безработице, ни субсидию. Предполагается, что этот студент или бомж должен жить на эти 1200 рублей в месяц. В прошлом году с невероятным трудом мне удалось найти студента, которому я платила «за уход» по 200 рублей в месяц. Однако история эта закончилась не очень хорошо. Чтобы платить за учебу, молодой человек вынужден был устроиться ночным сторожем. Об этом узнали в Пенсионном фонде и заставили его вернуть 7200 рублей, которые он якобы незаконно получил за те полгода, что ухаживал за мной».

Как пояснили в ПФР, компенсационные выплаты в размере 1200 рублей предназначены гражданам, проживающим в РФ, которые взяли ответственность на себя осуществлять уход за нетрудоспособными людьми (инвалиды первой группы, лица старше 80 лет, а также пенсионеры, которым нужен постоянный уход, по заключению медицинской комиссии), для которых работа и повседневный быт — это проблема. Осуществлять уход могут как родственники нетрудоспособного, так и другие трудоспособные лица, не имеющие заработка или иного дохода. Цель выплаты — частичное возмещение возможного дохода лица.

Очевидно, что при таких условиях ни о реальном уходе за нуждающимися, ни о реальной материальной помощи нет и речи. Как правило, пенсионеры делят полученную сумму между собой и тем студентом, которого они привлекли якобы для того, чтобы он помогал в быту.

В конце 2014 года Законодательное Собрание Ульяновской области направило федеральным властям письмо с предложением разобраться с компенсацией лицам, ухаживающим за нетрудоспособными гражданами. ЗСО предложило три варианта развития меры поддержки: существенно увеличить сумму выплаты, чтобы за нее кто-то реально мог осуществлять уход; расширить круг лиц, которые могут получить компенсацию — тогда бы деньги могли получать работающие родственники; можно выдавать эти деньги и непосредственно пенсионерам. Инициатива в Москву ушла, но реакции не последовало: деньги получить пожилым людям по-прежнему сложно.

«Больному одинокому старику найти помощника немыслимо, — сетует Зоя Петровна. — Где он будет его искать, если из дома не выходит? На сей раз в выплате мне отказали. С оператором Пенсионного фонда случился вот такой диалог: «Что мне делать, я не нашла студента?» — «Ищите». — «Я же не ходячая». — «Это ваше дело». — «Можно, я напишу заявление-просьбу, чтобы мне сделали исключение?» — «Нет и нет! Вы должны найти человека и прийти с ним самолично». — «Но я же колясочница!» — «Это закон». — «Где можно его прочитать?» — «Извините, у меня клиенты. Я не могу уделять вам столько времени». Обидно и больно. И нет защиты. Простите, я изменила фамилию, потому что мне стыдно перед моими бывшими учениками выглядеть такой беспомощной и униженной».

Дмитрий МИНАЕВ