«Молодежка» разыскала свидетелей той страшной трагедии. Они поделились своими воспоминаниями.

— Я тогда учился в 8-м классе, как раз начались экзамены. О трагедии узнал вечером из сообщения в программе «Время». На следующий день выходили на волжский косогор и видели повреждённый теплоход, который отбуксировали к заволжскому берегу. На запасных путях Старого вокзала — я живу неподалёку — около недели гудели вагоны-рефрижераторы. Там находились останки людей, погибших во время крушения «Суворова», — рассказал известный ульяновский краевед, ведущий архивист Государственного архива Ульяновской области Антон Шабалкин.

Отец одноклассницы Антона работал в Управлении КГБ, а его жена -в школе №11. Она рассказывала, со слов мужа, что верхняя палуба представляла собой буквально месиво из человеческих внутренностей, крови, фрагментов тел. Матросы с «Суворова» наотрез отказались её отмывать. Тогда туда направили из Ульяновска то ли заключённых-«химиков», то ли 15-суточников. И они сильным напором воды из пожарных шлангов смывали это кровавое месиво в Волгу.

— После окончания школы я стал работать в Ульяновском областном архиве. В 1985-1995 годах его возглавляла Лидия Романовна Хлопнна, ответственный и неравнодушный человек. Во время катастрофы Лидия Романовна работала в отделе здравоохранения Ульяновского обкома КПСС, всё видела и участвовала в ликвидации её последствий. К сожалению, Лидия Романовна пять лет как ушла из жизни, — поделился краевед.

По её словам, на теплоходе было много передовиков-шахтёров, награждённых путёвками за успехи в труде. Был случай, когда один из пассажиров отстал в предыдущем городе, потом нагнал теплоход в Ульяновске и погиб… Когда одна искалеченная девушка успела прошептать: «Скажите маме, что я жива», а через несколько секунд умерла.

ЧЕТЫРЕХЧАСОВАЯ ПРОБКА
— На постоянное место жительства в Ульяновск наша семья приехала только в 1987 году. Новость о крушении «Александра Суворова» широко обсуждалась — от Воронежа, где мы жили, до Еревана, в который переехали. За отсутствием фактов многое домысливалось. Ходили упорные слухи о диверсии, что некие враги и рассчитали фактор «родины Ленина», и «подгадали» под поезд, чтобы максимизировать число жертв, -прокомментировал краевед, научный сотрудник музея-заповедника «Родина В. И. Ленина» Иван Сивопляс.

Мама его супруги — Антонина Николаевна Григорьева — была очевидицей трагедии. Вечером она ехала из-за Волги на работу в центр, в ночную смену — она работала на телефонной станции. Часть брёвен из товарного поезда, ехавшего по железнодорожному мосту, после удара «Суворова» посыпалась на автомобильную часть моста, перекрыв дорогу, отчего образовалась пробка. Автобус простоял в ней четыре часа. Ничего конкретного не видели, но было очень страшно.

— Дедушка моей супруги, Николай Александрович Григорьев, работал газосварщиком в мостотряде и сразу после аварии принимал непосредственное участие как в аварийно-спасательных работах на судне, так и в ремонтно-восстановительных работах на мосту. Вот онто нагляделся и на палубу, залитую кровью, и на куски человеческого мяса, и на металл, смятый, как бумага. Ему, взрослому, простому мужику, было реально тяжело и страшно. И, как знать, может, «Суворов» укоротил и его жизнь — Николай Александрович скоропостижно скончался в 1989 году…

Ермил ЗАДОРИН