Свистопляска с переименованиями улиц и площадей Ульяновска продолжается. 26 мая своего названия лишилась площадь 100-ле-тия В.И.Ленина, что, кажется, уже за гранью не только здравого смысла, но и закона.

В качестве реакции на мнение, что переименование площади Ленина в Соборную является дикостью, из-за того что на этой площади стоит памятник воинствующему атеисту Ульянову-Ленину, и глупостью, поскольку никаких соборов на площади нет, власти совершили смешной маневр, положив там камень с надписью, что на этом месте стоял Свято-Троицкий собор, и призывом восстановить справедливость. Родимые, если раскладывать эти ваши камни и указывать на них, что где было раньше, на всех придется писать одну и ту же фразу: «Здесь был лес», ибо раньше он был везде.
Его и восстанавливать. Одна из читательниц «СК», кстати, заметила, что название «Соборная» ^ в нашей ситуации может иметь оправдание лишь в слове «соборовать», означающем православный обряд, совершаемый над отходящим в мир иной человеком. «Может, это они имели в виду, переименовывая площадь?» — спросила она в телефонном разговоре с редакций. «Кто их знает!» — ответили мы ей.

С площадью же 100-летия Ленина совершен хитрованский подлог — она переименована в площадь Ленина. Вот вам, дескать: теперь и овцы целы, и волки сыты. Но это действо попахивает, похоже, чистейшим криминалом и извращением истории. Площадь 100-летия была создана, оформлена и открыта к совершенно конкретному историческому событию — 100-летию со дня рождения Ленина, отмечавшемуся 22 апреля 1970 года. И это, собственно, не о Ленине, а в честь его столетнего юбилея как самостоятельного исторического факта. К этому дню сооружен и Ленинский мемориал, стоящий на этой площади и образующий с ней и тремя маленькими домами, связанными с рождением Ленина и жизнью семьи Ульяновых в нашем городе, единую мемориальную зону. Единую, значит неразрывную, в том числе в топонимическом плане. Переименование же площади означает вырывание из этой мемориальной зоны одного из ее смысловых стержней и разрушение комплекса, что может быть расценено только как культурно-исторический вандализм. Думаю, что у таких объектов есть какой-то особый режим охраны, который в данном случае, видимо, и был грубо нарушен.

Кроме Мемцентра, на площади 100-летия Ленина стоит педагогический государственный университет, в документах выпускников которого за 45 примерно лет — а это тысячи и тысячи человек — указан именно этот адрес. Оба эти учреждения, и Мемориал, и педуниверситет, имеют широчайшие культурно-образовательно-научные связи в стране и за рубежом, и в их почтовой корреспонденции, как и в сопроводительной документации, стоит также адрес: площадь 100-летия Ленина. И этими бесцеремонными, волюнтаристскими переименованиями по типу слона в посудной лавке создают массу ненужных, вздорных проблем и Мемцентру, и университету, выставляя их к тому же на посмешище перед иногородними партнерами. Как построенное на площади Ленина в 50-е годы прошлого века здание обладминистрации никакого иного названия площади не знало, так и Мемцентр с университетом, родившись одновременно с площадью 100-летия Ленина, других наименований не ведают. Что же их и за что так грубо насилуют? Если только ради чьей-то блажи, не слишком ли высока цена всего этого абсурда?

Палят на нем и.о. главы горадминистрации Вадима Андреева, одного из немногих людей в ульяновской власти, кто до сих пор не делал ничего откровенно пошлого. Сейчас он почему-то все это безропотно подписывает. Возможно, подозревает и тайно надеется, что его подпись может быть признана не имеющей силы. Есть в этом процессе серьезные, на мой взгляд, юридические неувязки. Андреев временно исполняет обязанности главы городской администрации в связи с отставкой Алексея Гаева. Но врио главы — это не то же самое по функциям, что глава, поскольку Вадим Андреев не проходил установленную законом процедуру для полноценного замещения этой должности. Его кандидатуру не рассматривала соответствующая комиссия, не оценивала и не утверждала. Я, конечно, не разбираюсь во всех тонкостях бюрократической машины, но допускаю, что он вправе пользоваться полномочиями главы в каком-то ограниченном объеме. Допустим, в объеме текучки, такой, как отпуск бюджетных средств на определенные до него статьи расходов, кадровые вопросы и проч. Но не вопросов стратегического характера, затрагивающих интересы, как эти переименования, огромной части населения Ульяновска.

Андреева бросили не только на его личную амбразуру, но вынуждают как одного из руководителей областной организации «Единой России» ставить на пороге выборов в ЗСО под удар и партию. На днях я наблюдал, как идет сбор подписей за возвращение площади Ленина имени Ленина. Подпись ставил почти каждый, кто проходил мимо сборщиков, стоило ему услышать, за что подписываются. Словом, по моим наблюдениям, затеянный с площадями кавардак у ульяновцев крайне непопулярен, и оппоненты «Единой России» имеют шанс на этом лихо оттоптаться. Можно подумать даже, что единороссов сливают специально. Но кто и зачем?

Сергей ПОЛЕНОВ