Непрерывно струящаяся река времени несет в себе животворящую силу истины, которая неизбежно прорывает возводимые вокруг нее преграды и плотины. Конечно, ее проявления можно и не заметить, особенно если глаза у погруженных в тот же поток миллионов людей зашорены вековечными догмами, а уши забиты занудными бубнами шаманов от как бы науки. Истина от этого, безусловно, не пострадает, а вот люди, лишенные истинного знания, так и будут ходить вокруг столба лжи, к которому прочно привязана вервь оглупления. И совсем не случайно, что наиболее часто искажениям подвергается история. Отчасти это происходит от недостаточного развития науки, но значительно чаще — из-за желания обосновать легитимность чьей-то власти, закрепить историческое право на определенные территории, иных неизменно корыстных побуждений.
Практика эта широко распространена во всем мире, не обошла стороной она и Россию. Однако пусть медленно, но все громче трещит” фундамент так называемой «нормандской теории», срываются наросты лжи с искореженной истории славяно-русского мира, пробивают себе дорогу новые факты из сравнительно недавней истории родного Отечества. Буквально два-три года назад с легкой руки Русского географического общества в публичный оборот стали входить карты X-XVIII веков, которые буквально переворачивают очень многие исторические догмы. Посмотрел их и я. Более всего удивило, что на них черным по белому на территории современной России многократно употребляется термин Тартария. Мало того, в разные периоды их было несколько. Тем не менее об этих административно-территориальных единицах и их интереснейшей истории не рассказывают учебники, нет в широком доступе информации о проживавших там народах и их судьбах.

Между тем эти вопросы напрямую касаются всех нас, кто живет по берегам великой Волги. Согласно введенным в оборот старинным картам граница между Великой Тартарией и Московией проходила через эти края: от Северного моря она шла через пределы современного Пермского края, а в районе Нижнего Новгорода пересекала Волгу, и далее, в некотором отдалении от правого берега реки, доходила до Дона. Согласитесь, что здесь есть чему удивиться: выходит, что львиная часть территории современной Ульяновской области еще три века назад относилась к Великой Татарии…
Спустя какое-то время я снова вернулся к изучению этих карт и с не меньшим удивлением рассмотрел, что вся территория к востоку от указанной ранее границы и далее — уходя за гряду Уральских гор, на ряде карт имеет еще одно, и очень звучное, наименование — Siberia. Получается, что три-четыре века назад и Сибирь начиналась здесь, на берегах Волги. И в этой связи невольно возник далеко не лишний вопрос: а не могло ли и название города, который в исторических текстах упоминается сначала как Синбирск, затем Симбирск, не иметь этих меняющихся букв и звучать просто и естественно — «Сибирск»? Ведь по весне 1648 года, когда на высокий берег Венца прибыл отряд с поручением основать здесь город, боярин Богдан Хитрово хорошо знал, что он ступил на территорию Сибири, и вполне мог наречь новый город звучным и всем понятным в те времена именем — Сибирск. А уж потом, когда возникла необходимость заставить историю забыть про Великую Тартарию, Сибирь переехала за Уральские горы, а в название нашего города забралась буква «н», но ввиду не особой благозвучности Екатерина II соизволила заменить ее на более симпатичную «м». И более двух веков город был Симбирском, маскируя тем самым одну из тайн истории, которая вдруг стала неожиданно всплывать на поверхность общественного интереса. Поневоле вспомнишь слова Герберта Спенсера о том, что никакой век не в состоянии написать свою собственную историю.

В завершение хочу подчеркнуть, что убедительных документальных аргументов, подтверждающих или опровергающих эту гипотезу, пока нет. Но, согласитесь, подумать над ней и поискать возможные аргументы pro et contra было бы интересно. Еще лучше, если бы эта тема заинтересовала исследователей-краеведов, и загадка была бы разгадана.

Вячеслав ЕГОРОВ