На последнем заседании Гордумы Ульяновска первым вопросом обсуждения стала возросшая подростковая преступность – за 9 месяцев количество правонарушений выросло на 44,9%, также резко увеличилось (на 87,5%) число преступлений с период с 22 до 24 часов.

Первый замглавы города Вадим Андреев отметил, что в городе выстроена вертикаль субъектов реализации закона об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений среди несовершеннолетних: создан координационный совет, который ежеквартально организует межведомственное взаимодействие и рассматривает деятельность органов системы профилактики правонарушений несовершеннолетних и защиты их прав; в каждом районе города работают комиссии по делам несовершеннолетних.

“Эффективность работы системы можно рассматривать по достигнутым результатам. В 2018 году на 14% снизилось количество подростков, стоящих на комиссии, на 17% уменьшилось количество детей, состоящих на учете за употребление наркотических и психотропных веществ, на 18% сократилось количество безнадзорных. Все дети до 15 лет, оставившие учебу, возвращены в образовательные учреждения”, – отметил Андреев.

Заместитель председателя гордумы Игорь Крючков отметил, что в работе администрации не хватает глубокого анализа. В итоге депутаты единодушно решили возродить практику отчетов УВД перед Городской Думой о своей работе, “поскольку без совместных усилий администрации города, силовых структур, общественности и депутатов проблему роста преступлений среди подростков не решить”.

Как комментирует ситуацию телеграм-канал Улград, “Вопрос номер один, на самом деле, нафига у нас минмолодежи возродили и мильоны рублей РСМ отдали? Чтобы площадь красить, а не детьми заниматься?”.
Действительно, и на городском, и на региональном уровне существуют профильные структуры. И если городская сейчас носит, скорее, номинальный характер и практически не финансируется, то воссозданное региональное министерство часто мелькает в новостях, рассказывающих о проведении различных мероприятий. Общее представление о них можно составить из аккаунта министра – Ирины Лукьяновой (по ссылке). А буквально пару недель назад мы пытались разобраться с работой министерства в нашей рубрике “погружение в реальное”. Ради справедливости отметим, что и там суммы, выделяемые на молодежь невелики (речь шла о 16 миллионах). Однако среди пунктов “поддержки творческой молодежи” и “международного сотрудничества” работа с проблемной молодежью даже не фигурировала. Браться за такой больной вопрос не просто боятся – его на уровне откровенно слабых молодежных структур даже не ставят. То же самое относится и к работе финансируемой на бюджетном уровне РСМ (к слову – формального наследника комсомола).

А проблема, как видим, все кричит и кричит. Уже говорят о новой волне развития городских группировок. Жалобы от родителей к нам уже поступали. Но видим мы ее разве что в сезонном отчете УВД. Или до следующего адского случая (не дай бог). В августе 2015 подросток убил в парке Матросова своего обидчика. А последний раз более или менее предметно вопрос доходил до власти после того, как в 2016-м году затравленный парень-«призер, лидер, участник всероссийских олимпиад» (до того долгое время носивший с собой в школу нож и порезавший троих обидчиков у “Аквамолла”) выпрыгнул с крыши девятиэтажного дома.
Наш материал двухлетней давности: стоит перечитать – вопросы все те же:
Дмитрий ЕЖОВ: «Время власти. Почему ответственность за смерть ребенка должна уже стать конкретной»
Вынесем цитату. Судя по приведенным УВД цифрам, с тех пор лучше не стало точно.

Не вдруг оказалось: лучшие наши дети живут в аду. Мы их видим в каких-то рапортах, строчках статистики сдачи ЕГЭ… Они проходят мимо нас на улицах… И в это же время живут в аду. Вы удивляетесь, что они мечтают вырваться и как можно быстрее уехать из нашего действительно далеко не последнего и очень красивого города? А я нет. Давайте очистим эту историю от информационного шлака, разной степени блаженства официальных комментариев и всмотримся.
Фабула: один из лучших представителей своего поколения, не отличник, но дипломант всероссийских конкурсов, участник чего-то там в Сколково, любимец школы и, наверняка, одноклассниц, живет в таких условиях, что начинает носить с собой нож. И не зря. Потому что, как показывают дальнейшие события, в самом что ни на есть центре (торговом, но это сегодня и есть главное по посещаемости место) к нему могут подойти трое и так «насесть», что без ножа никак. Потому что этой растиражированной кровавой сенсации предшествовали месяцы (а скорее всего и годы) событий, которые не видел никто, и о которых уже никто не расскажет. Время «наездов», «выбивания денег», постоянного психологического или (и) не только давления … В целом, как позже доказала кровь, травли. Итог этой короткой для читателей новостей, но не для самого Алексея истории: пройдите по нашим фото его последний путь, посмотрите с крыши вниз и представьте, до какой степени отчаяния нужно довести школьника, чтобы он решился на этот шаг.

Во время медийной шумихи с историей пытки ребенка утюгом меня поразила одна маленькая, но показательная ложь. Сам факт обнаружила прокуратура во время проверки фактически случайно: ответственные люди заметили, что один из мальчиков постоянно стоит. Оказалось: сидеть ему просто больно. В официальном релизе на уровне минобра вдруг всплыло: «Директор учреждения по факту случившегося обратилась в прокуратуру с заявлением о возбуждении уголовного дела….» То есть у нас «все под контролем». Понимаете? Задача не решить проблему — опросить детей в других заведениях, направить по максимуму проверяющих и проверить все возможные «утюги». Задача — показать (это ключевое слово), что «мы работаем». Фактически, остаться в пространстве безответственности. Пусть ценой лжи, но спрятать свое равнодушие и (или) несостоятельность. Мы вам покажем, как «приняли участие в…», мы расскажем вам о громадье своих планов и подросшем на пункт показателе сдачи ЕГЭ. Мы поведаем, что теперь будет политинформация и дети станут еще бОльшими патриотами… А утюг залатаем релизом о собранном совещании и «разборе полетов». А завтра будет новый день- в обществе однодневной памяти лента всегда пощекочет новым адом. «Мывсевиноваты» — листаем дальше. Главное, чтоб не касалось нас. Мы лайкнем, перепостим и гневно осудим в меру филологических талантов.

И красноречивые результаты нашего голосования, проведенного тогда под одним из материалов по теме

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.