Управляющие компании Ульяновска в массовом порядке инициируют переход многоквартирных жилых домов на непосредственную форму управления, оставляя за собой право взимать деньги за жилищные услуги. Тем, кто согласится на переход, обещана финансовая помощь, всем остальным – разрыв договоров на дальнейшее обслуживание.

Кому все это выгодно и чем это может обернуться для жильцов, выяснял корреспондент «СК».

— На днях наша управляющая компания «Аметист» заявила о своем намерении перевести дома на непосредственный способ управления, то есть сделать так, чтобы жильцы расплачивались за все коммунальные услуги напрямую с ресурсоснабжающими организациями, – рассказала старшая по дому №106 по улице Рябикова Раиса Шемет. – На первый взгляд, все делается вроде бы в соответствии с жилищным законодательством: УК отпечатала бюллетени для голосования, которые сейчас активно распространяет через управдомов. Все преподносится как чистая формальность. На самом же деле это не так. Схема такая. Собственники голосуют в пользу нового способа управления, после чего подписывают доверенность на имя руководителя УК, который получает право единолично представлять интересы жильцов, в частности, заключать от их имени договоры на поставку энергоресурсов. Сама УК при этом от домов не отказывается, а, преобразуясь из ЗАО «Аметист» в ООО «Аметист», продолжает их обслуживать в роли подрядной организации и отвечает за ремонт и содержание жилья. Фактически нам не оставили выбора, заявив, что дома, жители которых проголосуют «неправильно», перестанут обслуживаться. Сговорчивым, напротив, обещана финансовая помощь из расчета один рубль за квадратный метр жилой площади. Учитывая общую площадь обслуживаемых «Аметистом» домов, за переходную кампанию УК готова выложить около полутора миллионов рублей.

Ради чего же управляющая компания готова идти на такие траты? Депутат Ульяновской Городской Думы Геннадий Антонцев уверен, что за всем этим стоит желание УК уйти от так называемых выпадающих доходов. При этом он отмечает, что перевод домов на самоуправление приобретает среди УК массовый характер.

— При традиционной схеме оплачиваемые жильцами за коммунальные ресурсы средства идут через управляющие компании, которые, в свою очередь, перечисляют их ресурсникам, – поясняет депутат. – Все чаще собираемые суммы не сходятся с выставляемыми ресурсоснабжающими компаниями счетами. К примеру, в случае с водоснабжением причинами могут быть внутридомовые потери, несоответствие количества зарегистрированных в доме людей фактически проживающим, заниженные нормативы и т.д. В результате долги УК перед энергетиками растут, что вызывает претензии со стороны властных и правоохранительных структур. С целью снять с себя эту головную боль и была придумана схема перевода домов на непосредственное управление.

Чтобы с коммунальщиками разбирались сами жильцы, имеющие с ними прямые индивидуальные договоры.

В комитете ЖКХ и экологии администрации Ульяновска признают, что по сути изобретен четвертый способ управления домом, который не предусмотрен законодательством.

Как известно, в Жилищном кодексе РФ говорится о трех вариантах: выбор управляющей компании, создание ТСЖ и непосредственное управление.

— Сейчас жильцам предлагается перейти на непосредственное управление, но при этом остаться в управляющей компании. Вы видели полубеременных? Жилищный кодекс РФ говорит четко: или УК, или непосредственное управление, – говорит юрист Александр Лихонюк.

По мнению Геннадия Антонцева, переход к непосредственному управлению для жильцов грозит обернуться самыми неприятными последствиями. Какими именно, могут рассказать жители тех домов, от обслуживания которых в 2010 году начали массово отказываться муниципальные управляющие компании. Тогда о переводе на непосредственную форму управления они узнавали, получая новые внушительные счета за электроэнергию. В «Ульяновскэнерго» поясняли, что с переходом на новый способ управления жильцам необходимо производить оплату электроэнергии, потребленной как на квартиры, так и на общедомовые нужды (освещение подъездов, лестничных клеток, подвалов, работа лифтов, насосов). И оплачивать потребление нужно как по показаниям квартирного счетчика, так и по показаниям общедомового прибора учета. Однако, поскольку коллективные счетчики на большинстве переводимых домов отсутствовали, начисления жильцам стали производиться по нормативам потребления – так, как будто у них не было квартирного счетчика.

С жалобой на «Ульяновскэнерго» жильцы обратились в Управление Федеральной антимонопольной службы (УФАС) по Ульяновской области, однако там сочли действия энергетиков законными, в соответствии с Постановлением правительства РФ №307. Следом жильцы нескольких домов обратились в суд с иском о признании решений общих собраний недействительными и только после этого добились справедливости.

При непосредственном управлении 307-е постановление применяется не только при плате за электроэнергию, но и за все коммунальные услуги. Очевидно, что, прежде чем перейти на прямые договоры, каждый дом и каждая квартира должны быть оснащены приборами учета ресурсов – общедомовыми и индивидуальными соответственно. Естественно, за счет жильцов. В противном случае ресурсоснабжающие организации будут выставлять счета, основываясь на своих, завышенных, нормах потребления. На то, что они и впрямь завышены, указывает соотношение двух цифр. По данным горадминистрации, долг ульяновских потребителей перед ресурсоснабжающими организациями сегодня продолжает увеличиваться, приближаясь к трем миллиардам рублей, при этом уровень сбора коммунальных платежей с населения сохраняется на уровне 96 процентов. Получается, коммунальщики совместно с властью придумали способ, как долги перед ресурсниками погасить за счет добропорядочных граждан, распределив весь объем поставленных ресурсов на потребителей?

У домов с непосредственным управлением есть и еще один существенный минус. Согласно жилищному законодательству, они не имеют права на получение субсидий на капитальный ремонт. То есть жильцы таких домов все расходы на ремонт внутридомовых коммуникаций и общедомового имущества должны нести сами.

Вадим Пилюков