Чуть предварю. Темой (и медийно, и на базе ОП) занимаемся года 2. Проблема за годы завязалось узлом. С мертвой точки процесс сдвинулся после принятия с нового года федерального закона, обязывающего проводить с животными работу. Вынесу свое резюме сделанное по итогам одного из заседаний (конец прошлого года):
Никаких реальных цифр оценки количества собак в городе нет. От зоозащитников прозвучала оценка в 7 тысяч, но откуда берется цифра я так и не понял. При этом, ИП Мадьянкин из года в год, якобы, отстреливает (правда, в регионе) 10 тысяч собак. Все понимают, что цифра нереальная и фактически берется с потолка. Власть просто подмахивает акты. Цена услуги — 6 миллионов рублей, перераспределяемых от региональной ветеринарии через торги муниципалитетов. Львиная часть, порядка 5 миллионов, — доля Ульяновска.
Осенью тестировали работу Мадьянкина на Улпрессе с конкретной жалобой на стаю из 5 собак и подавали жалобу в городскую службу. В итоге с третьей попытки и публичного давления приехали два мужичка на приметном легковом фургоне, выстрелили (и попали) в двух псов. Остальные разбежались.
Зоозащитники резко против: происходит фактическое убийство, никакой положенной по закону передержки просто нет.
Резюме проблемы на конец прошлого года: долгие годы проблему скорее формально отрабатывало ИП Мадьянкин – фактически монопольная служба, получавшая (через тендер) ежегодно 6 миллионов денег на решение проблемы. Есть большое сообщество зоозащитников, содержащих несколько приютов и выступающих против варварских методов и справедливо критикующих существующую схему. Есть существующая схема, по которой Ульяновск (например) прописывает в разыгрываемом тендере вполне цивилизованные требования, которые заведомо не выполняются (представитель муниципальной власти на вопрос о контроле за работой Мадьянкина выдал откровенный анекдот). Однако те же зоозащитники конкурировать с Мадьянкиным не хотят или не могут в том числе потому, что большинство из них просто энтузиасты. В итоге все с придыханием ждут нового федерального закона, который должен вступить в силу в следующем году, однако заведомо невыполнимым просто по отсутствию необходимой инфраструктуры.
Подробнее с обоснованием позиций сторон по ссылке.
Что изменилось с тех пор. Спасибо в первую очередь, пожалуй, главному двигателю процесса Владимиру Федоровичу Малинину (врачу и зампреду ОП) – зоозащитники все же вышли за рамки частных инициатив и “зашли” в бюджетный процесс. Тендеры от Мадьянкина перехватили (пока только городские – в районах все по-прежнему печально) и действительно пустили в дело: ОСВВ (программа “Отлов.Стерилизация.Вакцинация.Выпуск”) в городе заработала, через нее уже прошли сотни псов.
Из комментария Малинина от марта:
“Работы по формированию дополнительных 100 мест для передержки бездомных собак до 1 июня будут закончены. В результате, в год мы сможем «пропустить через приют» до 1000 собак. Достаточно ли это для ОСВВ для реализации 498 ФЗ? Не знаю, так как у нас нет реальной статистики. Чем больше, тем лучше. По крайней мере, счёт должен идти на тысячи голов в год”.

Ездили с Владимиром Федоровичем на проверку больницы и он пригласил посмотреть приют. Достаточно спонтанный репортаж-экскурсия в его сопровождении представляю вашему вниманию (фото и видео):

Расположен в ближнем Засвияжье, но так просто и не найдешь. Арендуют территорию у Автозавода.

Так было еще в начале года (фото с сайта “Медиа73”)

Сейчас:

Новые вольеры для передержки (всего 50)

Основная территория, вольеры, построенные по президентскому гранту и главная “смотрящая” Варька (на видео):

Эти вольеры построены на средства президентского гранта:


Кошачье отделение: две комнаты. Увы, без выгула – вокруг много крупных псов:


Пожилые собаки в том же помещении. На кошек не бросаются

Старые вольеры и пространство временного содержания:

 

Короткий разговор с руководителем приюта (прилагаем расшифровку) Натальей Подшиваловой:

– Представляю – Наталья. Вы – директор приюта?
– Я являюсь председателем общественной организации по защите животных «Подарок судьбы».
– Видим новый восстановленный приют, как давно выделили территорию, откуда она вообще?
– Здесь мы находимся с 2015 года. Мы её арендовали у автозавода. Сейчас проводится реконструкция: мы восстанавливаем вольеры.
– Получен и грант?
– Да. И мы планируем, что это будет уже городской приют.
– Основной?
– Единственный.
– Есть же ещё и мелкие приюты?
– Они частные. У нас первый городской приют.
– Пару слов о себе: почему занялись этим? Я так понимаю – уже достаточно давно?
– Я бы не сказала, что с детства этим увлекаюсь. Это пришло после того, как я завела свою первую собаку, породистую, я увлекалась этим, выставки… Но, после того как рядом с моей собакой шли какие-то дворняжки, я стала и на них внимание обращать.
– Вот такие вот, да? (показывает на выбежавшую с территории дворнягу рядом)
– Да, это тоже – моя спасённая собака. Не хотела я её спасать, но, когда почувствовала руками такую шерсть… Вчера девушку встречаю – «какая милая собачка», я говорю – ты приходишь трогать её шерсть, а я на улице собаку встречаю, почему-то сразу под хвост лезу. Почему? Надо посмотреть – сука она или кобель. Если она сука, значит надо её забирать, потому что она родит потомство и будет куча бездомных. Это плохо. Кобель то проживёт. Я увидела, что это молодая сука, потрогала её шерсть, подумала: «мне бы такие волосы» и засунула её к себе в машину.
– Давно?
– Она уже 5 лет у меня.
– И таких историй, так понимаю, здесь много?
– Каждая собака здесь со своей историей.
– А их сейчас здесь 100-120 штук, как рассказал Владимир Фёдорович, которые прибавляются и убавляются.
– Да. У нас текучка здесь такая – одну собаку забирают, на следующий день 5 привозят.
– Люди сами привозят?
– Люди просят, чтобы мы приняли этих животных: котят, щенков, выброшенных собак. У кого травмы какие-то, по разным причинам. У всех своя трагедия, можно сказать, у каждого животного.
– Часть вы уже и отпускаете , т.е. программа ОСВ начала работать?
– Если к нам обращается человек, который нашёл на улице собаку и готов стать её куратором – мы можем её принять в приют, до пристройства. Но только с условием того, что человек участвует в жизни собаки. Не то что он пришёл, кинул нам – «Наташ, занимайся, я пошёл, у меня там дела, работа, семья». Нет, так мы не берём животных, мы берём когда человек готов приходить, ухаживать, оплачивать вакцинацию, глистогон, заниматься пристройством, делать фотографии, вести соцсети. Тогда человек и является волонтёром, и тогда он может привести животное: мы выделяем ему вольер, место и он в нашей команде. Мы также помогаем не просто людям, которые, например, нашли котёнка, первый раз в жизни, не знают, что делать. Мы поможем советом, подскажем в какую клинику обратиться, выдадим какие-то лекарства, можем помочь глистогоном, приедем домой, расскажем, даём клетки, помогаем стерилизовать кошек во дворах домов. У нас есть специальные ловушки для диких кошек, живущих в подвалах. Мы даём людям ловушку, они ловят такую кошку и мы, на базе своего приюта, их стерилизуем. Стерилизуем по цене бездомных животных, которая значительно ниже коммерческой, в клиниках.
– Какова сумма?
– Стерилизация кошки – 900р. Средняя цена в клинике – от 1500 до 2000. Т.е. бездомных животных привозят сюда, наш врач их стерилизует, мы также их передерживаем 2-3 дня, бесплатно, и потом уже они возвращаются в эти дворы. Сейчас мы будем отлавливать животных и есть очень много звонков и заявок по укусам, что собаки людей кусают на улице.
– А вы уже принимаете звонки по подобным жалобам?
– Мы принимаем, но пока реагируем по экстренным беременным собакам, которых нужно в срочном порядке… Но вот мы отработали контракт и какие можем сделать выводы: было несколько заявок по укусам, и мы приезжали забирать этих животных. Животные оказались ручными и неагрессивными. Мы поняли, что пробелы в работе с людьми: дети кидают в животных палки и камни, взрослые люди машут пакетами, защищаются. А неотчего защищаться, – животное само от вас защищается. Т.е. относитесь адекватно к собаке – никто вас кусать не будет. Почти все животные у нас были ручные. Из 42 собак, которых мы отработали по договору, 17 не вернулись на улицу, мы оставили их в приюте. Из них пристроено 15 штук, т.е. осталось всего 2 собаки пристроить. Представляете? Почти 20-30% от объёма мы не вернули на улицу. Это хороший результат. Собаки не оказались на улице – они нашли хозяев. Это проблема между человеком и животным. Её нужно грамотно решить. Вот сегодняшний пример по дворам с кошками: обратилась женщина с тем, что кошка заколочена в подвале дома и люди не разрешают её кормить. Мы обратились, по этой проблеме, к старшему дома и сейчас они решили, что кошку нужно спасти. Т.е. просто люди наладили между собой отношения, не знали, как поступать в такой ситуации.
– Здесь разъяснительная работа, в том числе. Давайте вместе и делать.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.