Уже до парламентских каникул депутаты регионального ЗСО планируют принять законопроект, регулирующий продажу алкогольной продукции в так называемых рюмочных. Напомним, в этом направлении нами уже давно проводилась целая кампания – жалобы от жителей приходили регулярно. Последней каплей стала публикация «МегаКега». Жители вновь жалуются на «избу-бухальню», расположенную на первом этаже высотного дома”, после чего глава региона Сергей Морозов дал распоряжение принять закон о закрытии забегаловок в жилых домах,  который лег под сукно осенью прошлого года.

Небольшая часть наших публикаций с предысторией вопроса:

Дмитрий ЕЖОВ: Ульяновск покрыт целой сетью киосков-ресторанов. Итоги рейда“,

Избу-бухальню в каждый двор! Или «кого доит «священная корова»,

«Соседушки»: быть или не быть в жилых домах точкам розничной продажи алкоголя?”

1

В 2015 году законопроект так и не был внесен в ЗСО из-за отрицательной оценки регулирующего воздействия. В декабре разработчиком и инициатором внесения проекта закона выступило региональное правительство в лице Управления по вопросам общественной безопасности администрации губернатора, которое возглавляет Александр Мурашов. Законопроект получил согласование региональной прокуратуры и юстиции. Однако оценку регулирующего воздействия документ не прошел. Уполномоченный по правам предпринимателей Ульяновской области Татьяна Скопцова тогда сообщила, что по результатам ОРВ в случае принятия закона отрицательных последствий для экономики будет гораздо больше, чем положительных. Цитируем заключение: “Рассматриваемый проект акта содержит положения, способствующие возникновению необоснованных расходов субъектов предпринимательской деятельности на сумму более 354 млн. рублей. Кроме  того,  вводимое регулирование может привести к сокращению поступления налогов и налоговых платежей в размере более 33 миллионов.  По предварительным расчётам, при нарушении законодательства свою деятельность могли прекратить 357 торговых объектов, то есть около 60 % от общего количества подобных мест“.

Напомним, ранее мы проводили опрос о размещении рюмочных на первых этажах жилых домов. Из более чем 1200 проголосовавших 67% однозначно высказались против, еще 22% оговорили необходимость их функционирования вдали от жилых домов. За сохранение существующего статус кво высказалось всего 9% респондентов.

 

По словам председателя комитета по государственному строительству, местному самоуправлению и развитию гражданского общества Василия Гвоздева, именно из-за отрицательного результата ОРВ рассмотрение законопроекта было отложено: “ОРВ – это внутренне заключение правительства, касающееся экономических процессов в регионе. Эту оценку дали сами предприниматели, она была отрицательный. Скопцова тоже высказалась против, что и стало на тот момент причиной не внесения законопроекта в ЗСО”.

И вот после фестиваля ЗОЖ снова поднимается вопрос о закрытии рюмочных, однако теперь проект закона разрабатывается уже депутатами ЗСО.  Серьезных отличий от первой редакции законопроекта пока нет: то есть в случае его принятия действительно закроются те точки общепита, где в наличии менее 8 столов и 32 посадочных мест, нет туалетов, раковин и производства и реализации собственной продукции. По словам депутата, вернуться к документу сподвигли более 10 коллективных обращений от управляющих домами, женсовета, совета отцов и др. Последней каплей для губернатора, по словам того же Гвоздева, стала публикация очередного обращения жителей по кафе «МегаКега».

 “Сейчас этот законопроект разрабатывают депутаты Заксобрания, мы более свободны с точки зрения его рассмотрения. ОРВ в отличие от заключений прокуратуры и юстиции носит рекомендательный характер. Мы учтем результаты оценки, но я чётко убежден, что она не является определяющей, даже если отрицательна. Законопроект здравый и понятный”, – уверен Гвоздев.

Также депутат предложил вводить закон в действие не сразу, а с 1 января 2017 года, “чтобы у предпринимателей было полгода для перестройки бизнеса и приведения его в соответствие с нормами”.

В свою очередь руководитель ульяновской Ассоциации рестораторов Марина Никитина  утверждает, что вопросы к формулировкам закона так и не сняты: с водой мы можем выплеснуть и ребенка.  Она уверена, что под действие законопроекта попадут не только рюмочные, но и рестораны, расположенные на первых этажах жилых домов:

“Какую-то итоговую версию проекта закона я не видела, но мне кажется, основная проблема в том, что рюмочные и не рюмочные разделить очень сложно. Моральная сторона рюмочных мне тоже не симпатична. Понимаю, что предприниматели на них зарабатывают гораздо больше рестораторов, которые вкладываются в дизайн, кухню, персонал и тд. Прошлая версия законопроекта била по ресторанам, которые находятся на первых этажах жилых домов, таких в Ульяновске около десяти. Эту проблему мы обсуждали с главой региона Сергеем Морозовым, и я вижу, что он понимает нашу позицию. Самое главное, чтобы это было сделано не на отмашку. Есть те же нормы санПиН, Роспотребнадзора. Что мешает тому же Гулькину (депутат гордумы, – прим.ред.) со своей “Молодой гвардией” побегать по рюмочным, проверить те же киоски по продаже шаурмы? Я за честные и чистые правила игры, а не когда вместо туалета стоят ведра. Можно народным ресурсом решить эти проблемы. Пример: магазин продавал так называемые перчики, его начали байкотировать, чек снизился, продажи упали. А если владельцам рюмочных принести закон, в котором прописано, что должно быть не менее 8 столов, они за ночь таких  штук сто площадью по 5 см напилят. Во всем этом есть много важных и значимых нюансов. Шашкой здесь махать нельзя”.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.